Создано 01 Май 2022 Автор: Фредерик В. Каган, Мейсон Кларк

Нападение России на Украину - пример плохой стратегии

В самом начале вторжения шансы на победу России над украинскими вооруженными силами, захват столицы Украины и установление пророссийского правительства были благоприятными. Российские вооруженные силы значительно превосходили украинские, а их военные технологии были более передовыми. ВВП России был почти в десять раз больше, чем у Украины, а население страны примерно втрое больше, чем у ее соседа.

Многие аналитики ожидали захвата большей части территории Украины, после чего должна было начаться партизанская война, которая со временем смогла бы изгнать русских. Но мало кто верил, что Украина сможет остановить вторжение в обычной войне.  

И все же Украина выстояла. Наступление России на Киев застопорилось через месяц, а вскоре после этого полностью провалилось. Москва не свергла украинское правительство, и ее вторжение было остановлено не только вокруг Киева, но и на юго-западном направлении. Россия вывела свои потрепанные войска из окрестностей столицы и из значительной части северо-восточной Украины, прикрывая свое поражение заявлениями о том, что она просто перенацеливает свои усилия на Донбасс. Российские войска добились большего прогресса в этом регионе, но медленно и ценой многочисленных потерь. Российское вторжение продолжается, но Киев и другие районы Украины будут свободны, когда оно, наконец, закончится.

Вторжение России не удалось по многим причинам. Украинский героизм и удивительно умная и адаптивная техника ведения боя - основные из них. Еще одной причиной является то, что Россия не подготовилась к серьезному сопротивлению украинцев и, следовательно, не разработала системы снабжения, которые могли бы поддержать длительное наступление на севере Украины. Но ни один из этих факторов - ни по отдельности, ни вместе - не объясняет ошеломляющую неспособность России достичь своих первоначальных целей. Вместо этого аналитики должны рассмотреть проблему России, которая является гораздо более фундаментальной: сам план вторжения был очень плохим.

Успешные военные кампании обычно следуют нескольким основным принципам. Военные лидеры должны выбрать наиболее важную цель, а затем выделить нужное количество и вид вооруженных сил для обеспечения ее достижения. Вместо того чтобы пытаться сделать все и сразу, они должны расставить приоритеты и последовательность операций, чтобы максимально облегчить достижение этой цели. И они должны разрабатывать кампании так, чтобы быть уверенными в том, что они привлекут боевую мощь, необходимую для победы в последней битве войны и достижения своих политических целей.

Россия хорошо знает эти принципы. Действительно, Советский Союз совершенствовал многие из них на протяжении десятилетий, а постсоветские российские военные унаследовали и развили эти доктрины для ведения крупномасштабной механизированной войны. Но в Украине она нарушила каждую из них. Вторжение России было масштабным и разбросанным, а не последовательным и продуманным. Она неправильно распределила свои силы по задачам и предоставила защитникам Украины возможности для отпора. На самом деле, выбор плана России был настолько неудачным, что вторжение, скорее всего, провалилось бы, даже если бы снабжение было организовано правильно.

Россия еще может выиграть следующий этап войны. Ее военное руководство, похоже, извлекает уроки из проблем с логистикой в своей новой кампании на востоке Украины. Оно может сконцентрировать больше сил на меньшей территории. Ее общие резервы живой силы и техники, хотя и удивительно истощенные, все же больше, чем у Украины. Но российское военное руководство, похоже, так и не научилось следовать принципам правильного планирования кампании, и этот факт уже ставит под угрозу ее новое наступление. Это может снова привести к провалу.

Все, везде, одновременно

Первоначальной целью России был захват Киева и других крупных городов Украины, смещение нынешнего украинского правительства и установление нового режима, подчиняющегося Москве. Поэтому первой и подавляющей целью России должен был стать захват столицы, а продуманный план кампании определил бы приоритетность этой цели и подчинил бы ей действия в других местах. Крах украинского правительства и уничтожение защищающих его украинских военных сил, в конце концов, скорее всего, ослабили бы оборону Украины в других местах, что значительно облегчило бы завоевание восточной и южной Украины.

Но Россия поступила иначе. Вместо этого она поставила перед собой цель закрепить территорию Луганской и Донецкой областей, за подконтрольными Москве Луганской и Донецкой "народными республиками", и попыталась создать сухопутный мост, соединяющий северную часть Крымского полуострова с самой Россией. Россия наступала на юг из Беларуси и со своей территории в направлении Киева крупными силами, но она также направила большой контингент войск для захвата Харькова (который находится в 400 км к востоку), еще одни крупные силы для наступления на Луганскую область еще дальше на восток, еще одни - для захвата Мариуполя, и последняя крупная группировка для взятия Херсона, Николаева и, в конечном итоге, Одессы - все одновременно. Короче говоря, русские совершили ошибку, пытаясь одновременно завоевать все, что они хотели в Украине.

Российские войска могли бы атаковать на юге и востоке даже в хорошо спланированной кампании, но с другой целью. Их целью должно было стать завлечение украинских сил в ловушку боев в этих районах, чтобы не дать им возможности передислоцироваться к Киеву и вмешаться в решающую битву. Для достижения этой цели первоначальные атаки России на юге и востоке должны были использовать гораздо меньшие силы и преследовать гораздо более ограниченные территориальные цели, чем это было в действительности; это позволило бы российским военным сконцентрировать свои лучшие войска и наибольшую боевую мощь на трудной задаче захвата столицы. Вместо этого Россия направила свои лучшие бронетанковые силы - 1-ю гвардейскую танковую армию, которая оптимизирована для быстрого наступления с использованием танков и бронетранспортеров, для атаки восточного города Сумы, расположенного примерно в 300 км от Киева. Завоевание Киева было поручено войскам Восточного военного округа, наименее подготовленным и хуже всего оснащенным механизированными частями.

Россия могла бы захватить Киев, если бы смогла усилить Восточный военный округ боеспособными войсками. При грамотно спланированной кампании (соответствующей советской и российской военной теории и доктрине) некоторые силы оставались бы в резерве именно для этой цели. Но российские военные направили все имеющиеся силы на достижение всех целей одновременно, не оставив никакого значимого резерва. Когда наступление на Киев застопорилось, русские были вынуждены бросить все силы на поиски подкреплений. Они усугубили свою ошибку, бросив эти подкрепления в бой по частям, вместо того, чтобы сделать паузу для создания эффективных группировок, что привело к тактическим неудачам и окончательному поражению России под столицей.

Российские операции в других регионах Украины повторили эти недостатки. Силы Южного военного округа в Крыму атаковали сразу по трем расходящимся осям - на запад в направлении Херсона и Николаева с намерением продолжить движение на Одессу, на восток в направлении Мариуполя и на север в направлении Запорожья. Эти атаки не поддерживали друг друга, отдельные группы украинских войск защищали Херсон и Николаев, Мариуполь и Запорожье, и поэтому атаки в одном направлении не угрожали украинским защитникам в других. А разделение сил России лишило все три направления частей, необходимых для реального достижения целей. Российские войска относительно быстро взяли Херсон, но им не удалось взять Николаев или найти другой путь к Одессе. Наступление на Запорожье было остановлено примерно в 60 км к югу от города. В конечном итоге Россия захватила большую часть Мариуполя, но очень большой ценой. Если бы Южный военный округ сосредоточился на каждом направлении последовательно, он мог бы добиться гораздо более быстрого и значительного прогресса.

Рассчитано на неудачу

Потерпев неудачу на севере и на большей части юга, Россия начала новую фазу войны, направленную на захват востока и удержание уже захваченных частей южной Украины и Харьковской области. Москва сосредоточила оставшиеся силы для атак по четырем основным направлениям в Донбассе - из Изюма на юго-восток, из района вокруг Рубежного на запад, из Попасной на запад и из Донецка на север. Пятое крупное сосредоточение российских войск только что объявило о победе в Мариуполе, хотя бои продолжаются. Некоторые из этих сил уже начали движение на север, чтобы присоединиться к борьбе в западном Донбассе, в то время как другие пытаются завершить захват Мариуполя.

Но пока что очевидный замысел этой кампании имеет существенные недостатки, присущие первоначальной операции России. Во-первых, она снова стремится достичь всех целей одновременно: захватить всю Донецкую и Луганскую области, а также остальную часть Мариуполя в ходе одной кампании в течение следующих нескольких недель. С другой стороны, Россия действует по нескольким осям продвижения, которые не являются взаимодополняющими. Отдельные группы украинских войск обороняются против каждой оси, а российские атаки находятся слишком далеко друг от друга, чтобы любая их комбинация могла угрожать одним и тем же украинским войскам (по крайней мере, пока). Наконец, русские с самого начала вводят в бой все имеющиеся силы. Не похоже, что они сохраняют мобильные резервы для усиления наступления, которое застопорилось.

У этого российского наступления есть важные преимущества по сравнению с первоначальным вторжением. Оно проходит на меньшей территории, что позволяет России бороться с частью украинских вооруженных сил, а не распылять свои войска против всей украинской армии. Четыре основные оси продвижения также проходят примерно по радиусу полукруга, который простирается от Изюма до Донецка, что означает, что если российские силы смогут достаточно быстро продвинуться вперед, их атаки будут дополнять друг друга по мере сближения.

Но остается неясным, видят ли российские военные эти преимущества, стремятся ли они их использовать, и могут ли они это сделать. Естественным путем для российских сил, стремящихся окружить украинские войска в районе Попасной, Рубежного и Северодонецка, было бы продвижение от Изюма на юго-восток к Славянску и от района вокруг оккупированного Россией Дебальцево на северо-запад по тому же шоссе к Славянску. Но хотя российские силы вокруг Изюма пытались продвинуться к Славянску, они, как ни странно, начали продвигаться на запад, в сторону от остальных российских сил, действующих на Донбассе, а не к ним. На южной дуге полукруга Россия до сих пор не пыталась продвигаться на северо-восток от Дебальцево - возможно, из-за сложного рельефа местности и упорства украинских защитников - и вместо этого начала наступление из Донецка на север через Авдеевку. Этот маршрут на первый взгляд более привлекателен, чем маршруты ближе к Дебальцево, поскольку он проходит по более открытой местности. Но он находится примерно в 48 км к западу от шоссе Славянск-Дебальцево, и это может потребовать от российских сил пересечь от 80 до 160 км украинских защитных линий без поддержки других российских атак.

В конечном счете, эти ошибки могут не иметь решающего значения. Стратегия - это еще не все, и реальная сила и боевая мощь российских войск может иметь большее значение, чем геометрия запланированного продвижения. И наоборот, Россия может исправить эти ошибки в планировании кампании и все равно не справиться: тот факт, что русские пытаются исправить свои критические недостатки в логистике, например, не означает, что они преуспеют в этом. Существует множество других факторов, которые также помогут определить результат, включая поток западного оборудования в Украину и способность уставших защитников страны продолжать сопротивление российскому наступлению.

Но пока что нынешний план российской кампании напоминает первоначальный план вторжения в миниатюре, и он, скорее всего, будет страдать от многих аналогичных проблем. Это говорит о том, что русские действительно забыли все, что они и их советские предшественники когда-либо знали о том, как вести крупномасштабную механизированную войну. И это означает, что, несмотря на превосходство в силах, у украинцев есть реальный шанс.

Источник: Foreign Affairs

Фашисты с георгиевскими ленточками