Создано 29 Май 2022 Автор: Кейси Мишель

Чтобы избежать нового бессмысленного кровопролития, Кремль должен потерять ту империю, которую он все еще сохраняет

Бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский однажды сказал, что без Украины Россия перестанет быть империей. Это меткое высказывание, но оно не соответствует действительности. Даже если Владимиру Путину не удастся вернуть Украину, его страна останется бессистемной смесью регионов и народов с самой разной историей, культурой и языком. Кремль продолжит управлять колониальными владениями в Чечне, Татарстане, Сибири и Арктике.

История России - это история почти непрерывной экспансии и колонизации, и Россия - последняя европейская империя, которая сопротивлялась даже элементарным усилиям по деколонизации, таким как предоставление подвластному населению автономии и значимого голоса в выборе лидеров страны. И как мы видим на примере Украины, Россия готова прибегнуть к войне, чтобы вновь завоевать регионы, которые она считает своими законными владениями.

Во время и после распада Советского Союза, когда Российская империя достигла своего современного состояния, Соединенные Штаты отказались защищать недавно завоеванную независимость многих постсоветских государств, ссылаясь на неуместные опасения унизить Москву. Ободренная нежеланием Запада, Москва начала возвращать себе утраченные земли. Теперь реваншизм России, поддерживаемый нашим бездействием и незнанием истории российского империализма, возродил возможность ядерного конфликта и спровоцировал самый тяжелый кризис безопасности, который мир видел за последние десятилетия. Как только Украина остановит попытку России реколонизировать ее, Запад должен поддержать полную свободу для имперских подданных России.

У США уже была возможность уничтожить российскую империю. В сентябре 1991 года, когда Советский Союз распадался, президент Джордж Буш собрал Совет национальной безопасности. В преддверии заседания Белый дом, казалось, не знал, как поступить с расколовшейся сверхдержавой. Некоторые из ближайших советников Буша даже призывали попытаться сохранить Советский Союз.

Министр обороны Дик Чейни не был в их числе. "Мы все еще можем получить авторитарный режим [в России]", - предупредил он во время встречи. "Меня беспокоит, что через год или около того, если все пойдет наперекосяк, как мы сможем ответить, что не сделали большего". Его конечная цель была ясна: как позже написал заместитель советника по национальной безопасности Роберт Гейтс, Чейни "хотел увидеть демонтаж не только Советского Союза и Российской империи, но и самой России, чтобы она никогда больше не могла представлять угрозу для остального мира".

Буш не согласился. Вместо того чтобы ускорить распад Советского Союза, он старался не раздражать Москву, даже когда администрация президента Бориса Ельцина начала разжигать антиукраинскую вражду, которую сейчас воплощает Путин. В течение многих лет, пока Россия стабилизировалась и в конечном итоге процветала, а Чейни руководил некоторыми из самых катастрофических американских внешнеполитических решений за последние десятилетия, многие считали, что Буш выбрал лучшую стратегию. Армагеддон, как выразился один историк, был предотвращен.

В 2022 году, когда Путин пытается восстановить российскую империю, заваливая трупами всю Украину, позиция Буша кажется близорукой. Он и американские политики после него не смогли увидеть конец Советского Союза таким, каким он был: не только поражение коммунизма, но и поражение колониализма. Вместо того чтобы подавить имперские устремления России, когда у них была такая возможность, Буш и его преемники просто наблюдали и надеялись на лучшее. Как позже сказал советник Буша по национальной безопасности Брент Скоукрофт о советском крахе: "В конце концов, мы вообще не заняли никакой позиции. Мы просто позволили событиям произойти".

У нас больше нет такой роскоши. Запад должен завершить проект, начатый в 1991 году. Он должен стремиться к полной деколонизации России.

Многие из бывших колоний России, включая такие страны, как Азербайджан, Узбекистан, Казахстан и Армения, сумели добиться и сохранить независимость после распада СССР. Но только независимость Украины стала навязчивой идеей Путина. Нетрудно понять, почему. На каждом шагу мешая России, Украина стала самым большим препятствием на пути Кремля к укреплению своей империи и уничтожению движений за независимость начала 1990-х годов.

Не все колонии Кремля были столь успешны в достижении независимости в те годы. Десятки наций - "автономных республик" в российском понимании - так и не вышли из-под контроля Кремля. Для многих процесс деколонизации прошел лишь половину пути.

Чечня, например, пережила несколько ужасных войн после провозглашения независимости в начале 90-х годов. Однако когда чеченское руководство обратилось к Западу за помощью, американские чиновники смотрели в другую сторону. Многие на Западе по-прежнему ослеплены "заблуждением соленой воды", которое утверждает, что колонии могут существовать только на отдаленных, заморских территориях. Вместо того чтобы рассматривать такие места, как Чечня, как народы, колонизированные диктатурой в Москве, западные чиновники просто считали их продолжением России. Вместо того чтобы признать борьбу чеченцев как часть глобального процесса деколонизации, американский президент Билл Клинтон сравнил их с Конфедерацией и поддержал Ельцина, несмотря на его жестокость. Позиция Клинтона не только фактически санкционировала ужасы, развязанные против невинных чеченцев, но и показала Путину, тогда еще начинающему бюрократу, что сила России не будет оспариваться Западом. Как сказал бывший премьер-министр России Егор Гайдар, давление Запада могло бы предотвратить насилие в Чечне. Аналитики согласны с этим. Однако Вашингтон стал медлить, и Грозный был сравнен с землей.

История Чечни - одна из многих. Нация за нацией - Карелия, Коми, Саха, Башкортостан, Чувашия, Калмыкия, Удмуртия и многие другие - заявляли о своем суверенитете, когда советская империя рушилась вокруг них. Даже те регионы, которые веками были колонизированы Кремлем, добивались независимости. На референдуме 1992 года в Татарстане почти две трети населения проголосовали за суверенитет, несмотря на то, что советские власти провели границы республики, исключив из нее около 75% татарского населения. Как писали наблюдатели за выборами, республика была мотивирована "годами копившимся негодованием" против российского колониализма, и референдум получил "огромную поддержку" в этнически татарских регионах.

Вместо того чтобы поддержать эти нарождающиеся государства, США отдали приоритет стабильности. Вашингтон опасался, что любая нестабильность в регионе может привести к тому, что ядерное и биологическое оружие России попадет не в те руки. Администрация за администрацией совершала одну и ту же ошибку. В своей речи в Киеве Джордж Буш предостерег украинских сепаратистов от "самоубийственного национализма" (который украинские сепаратисты быстро проигнорировали). Билл Клинтон поддерживал свои дружеские отношения с Ельциным, пока российские войска массово убивали чеченцев. Джордж Буш-младший занял позицию "руки вверх" в вопросе укрепления путинского режима, даже когда российские войска ворвались в Грузию. Слепая политика "перезагрузки" Барака Обамы заложила основу для первоначального вторжения Путина в Украину в 2014 году. Дональд Трамп лебезил перед Путиным и подчинил интересы Украины своей внутриполитической выгоде.

Результат: В Чечне по-прежнему правит назначенный Кремлем деспот. В Татарстане Путин уничтожил все притязания на суверенитет. Москва маршировала все дальше и дальше, возвращая себе страны, отчаянно пытавшиеся вырваться из ее объятий. В Украине мы видим ту же историю. Москва вряд ли остановится на этом.

Россия - не единственная многонациональная страна, которая не смогла справиться с наследием колонизации. Китай в настоящее время контролирует самую большую систему концентрационных лагерей, которую мир видел со времен Холокоста, направленную на уничтожение уйгуров как отдельной нации. И большая часть США все еще отказывается рассматривать свою собственную историю как историю имперского завоевания, от захвата отцами-основателями земель коренного населения до продолжающегося колониального статуса таких стран, как Пуэрто-Рико.

Но именно Россия, а точнее, российский империализм, представляет собой наиболее актуальную угрозу международной безопасности. Теперь наступает время расплаты за то, что Москва смогла сохранить свою империю, не считаясь со своей колониальной историей.

Деколонизация России не обязательно потребует ее полного демонтажа, как предлагал Чейни. Вместо этого продвижение к деколонизации может быть направлено на то, чтобы сделать демократический федерализм, обещанный в российской конституции, не просто пустым обещанием. Это означает, что все граждане России, независимо от региона, наконец-то получат право голоса при выборе своих лидеров. Даже простое признание колониального прошлого и настоящего России могло бы изменить ситуацию. "Насколько деколонизация России важна для территорий, которые она ранее оккупировала, настолько же переосмысливание ее истории важно для выживания России в ее нынешних границах", - написали недавно ученые Ботакоз Касымбекова и Эрика Марат.

Однако пока Московская империя не будет разрушена, регион и весь мир не будут в безопасности. Не будет в безопасности и Россия. Европа будет оставаться нестабильной, а украинцы, русские и все колонизированные народы, вынужденные сражаться за Кремль, будут продолжать умирать. "Россия не может двигаться вперед с Путиным, и Россия не может двигаться вперед без решения проблемы своего имперского прошлого и настоящего", - написал недавно в Твиттере аналитик Антон Барбашин. "Отказаться от империи и попытаться процветать или держаться за нее и продолжать деградировать".

Россия развязала величайшую войну, которую мир видел за последние десятилетия, и все это ради империи. Чтобы избежать риска дальнейших войн и бессмысленного кровопролития, Кремль должен потерять ту империю, которую он еще сохраняет. Проект российской деколонизации должен быть, наконец, завершен.

Источник: The Atlantic

Фашисты с георгиевскими ленточками