Автор: Михаил Васильев

«9 февраля 2014 г. в Донецке состоялась акция, приуроченная к 96-й годовщине создания Донецко-Криворожской советской республики. Акция была согласована с властями и проведена у памятника Артёму (Ф.А. Сергееву)  –  председателю Совнаркома республики. В акции приняли участие различные общественные организации Донецка. В руках они держали плакаты: «Нет – евроколонизации» , «Будущее Украины – в Таможенном союзе», «Галицийским фашистам не место в Донбассе», «Палачам ОУН-УПА – вечные проклятия народов», «За правду! За землю русскую! За веру православную!»

В статье использованы материалы сайта «НаканунеRU»

Фактов о зверствах в крае «палачей ОУН-УПА» найти не удалось, чего не скажешь о сотрудничестве с фашистами донских казаков. Казачьи части появились в составе немецкой армии уже на втором месяце войны: 22 августа 1941 года на службу к гитлеровцам перешел командир 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии И.Н. Кононов. Кононов предложил офицерам Вермахта создать добровольческую казачью часть для борьбы с Красной Армией. К 28 октября 1941 года сформировали два кавалерийских эскадрона «станичников», два эскадрона самокатчиков, один пушечный взвод на конной тяге и один взвод  противотанковых орудий. Эта воинская часть положила начало созданию 5-го Донского казачьего конного полка.

К декабрю 1941 года в составе немецкой армии уже числились: 444-я казачья сотня (444-й охранная дивизия), 1-я казачья сотня (1-й армейский корпус 18-й армии), 2-я казачья сотня (2-й армейский корпус в составе 16-й армии), 38-я казачья сотня  (38-й армейский корпус 18-й армии), 50-я казачья сотня (50-й армейский корпус 18-й армии). 
Формированием казачьих частей лично руководил Петр Николаевич Краснов, известный деятель времен гражданской войны и царский генерал.  Он получил также звание генерала Вермахта и должность начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии.
По тексту сочиненной Красновым присяге казаки клялись на верность фюреру. В обращении к «вождю германцев» Краснов использовал особо проникновенные слова: «Здравствуй, фюрер в Великой Германии, а мы казаки на Тихом Дону. Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам. Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!»

«Когда в середине октября 1941 года части 14-го немецкого танкового корпуса подошли к реке Миус, за линией фронта, в тылу Красной Армии, уже шло сражение. Будучи уверенным в том, что бой ведут немецкие подразделения воздушных десантников или моторизированные части, каким-то образом попавшие в окружение, танкисты поспешили им на помощь. Каково же было их удивление, когда они обнаружили, что «немецкими десантниками», атаковавшими оборонительные порядки Советской армии с тыла, оказалась казачья сотня под командованием потомственного донского казака старшего лейтенанта Николая Назаренко. В середине октября эта группа в качестве маршевого батальона Красной Армии была направлена на реку Миус, где заняла позицию в тылу советской 9-й армии. Батальон представлял собой довольно внушительную силу: в Таганроге бойцы были полностью экипированы стрелковыми оружием и достаточным количеством боеприпасов, а также продовольствием и медикаментами. К тому же, по прибытии на место в качестве усиления отряду были приданы 5 артиллерийских орудий. Дождавшись удобного момента, Назаренко приняли решение «нанести удар в спину» Красной Армии и прорваться навстречу немецким танковым частям. К несчастью для казаков, за несколько часов до атаки у «красных» была проведена перегруппировка войск, и несколько советских полков оказались в тылу отряда предателей. Взяв «добровольцев» в кольцо, они принялись методично их уничтожать. Здесь-то и подоспела долгожданная помощь с немецкой стороны, спасшая казачков Назаренко. В дальнейшем отряд Назаренко в немецких документах значился как «казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса Вермахта». Казаки получили немецкую униформу и стрелковое оружие. Отличием их стали белые повязки с черной буквой «К», а у Назаренко на немецкой офицерской фуражке была сине-красная кокарда Донского войска».
«…В ноябре 1941 года казаки станицы Синявской при подходе немецких войск перебили местную власть, забрали все имеющееся в наличии оружие и ушли в Донские плавни, где и дождались прихода немецких войск. Из них сформировали «Казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка Вермахта».  Как только Вермахт достиг Донецкого края, в бывших землях Войска Донского у него оказалось огромное количество осведомителей:  «...в июле 1942 года в Урывский лес у города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем от «мессеров». Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов». Немцы артиллерией  и танками «перепахали» лес.  Живым оттуда никто не вышел. Схожая история произошла  тогда же в Ерохинской балке. Казак с хутора донес оккупантам, и те стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев». 24 октября 1942 года в Краснодоне донские казаки лезли из кожи вон, демонстрируя немцам особую преданность. «На торжестве присутствовали 20 представителей немецкого военного командования и местных органов оккупационной власти. С профашистскими речами  выступили бургомистр Краснодона П.А. Черников, атаман Гундоровской станицы Ф.Г. Власов, старый казак Г. Сухоруков и немецкий офицер. Выступавшие были единодушны в своем призыве к казакам установить тесное сотрудничество с немцами-освободителями и объединить усилия в борьбе против Советов, большевизма и войск Красной Армии. После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано и принято приветственное письмо Адольфу Гитлеру». Вот аутентичный текст: «Мы, Донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестокого террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий Донской казачий привет! Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер! Да здравствует наш организатор и полководец казак-генерал Петр Краснов! За окончательную победу над нашим общим врагом! За Тихий Дон и донских казаков! За германскую и союзные Армии! За вождя Новой Европы Адольфа Гитлера наше могучее, сердечное казачье «ура!» Ну, где уж за таким верноподданническим слогом поспеть  оуновцам-бендеровцам, отстаивавшим независимость  своей земли – Украины.
Газета оккупантов  «Новая жизнь» в № 54 от 20 декабря 1942 года напечатала письмо к «вождю великого немецкого народа» юных козачат: «Мы, ученики специальной сельскохозяйственной школы станицы Луганской, шлем горячий привет нашему Освободителю Адольфу Гитлеру». Да если бы только предательством, парадами и письмами задуренных подростков ограничился восторг от прихода фашистов!  С первых дней оккупации казаки-добровольцы массово шли в услужение к гитлировцам. Главная задача для казачьих полицейских батальонов была определена четко борьба с партизанами. Казаки делом доказывают верность Гитлеру. Так 12 августа 1942 года возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района они вместе с немцами уничтожили партизанский отряд вместе с его командиром И.М. Яковенко. Немцы при комендатурах создавали казацкие сотни: в городе Каменске-Шахтинском с декабря 1942 года под ружьем казачья конвойная сотня, которой командовал будущий полковник Вермахта Т.Н. Доманов. Две сотни лампасников стояли в станице Луганской, еще две в Краснодоне. «Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В конце сентября 1942 года в городе Краснодоне на Луганщине была создана подпольная молодежная организация «Молодая гвардия», которая начала борьбу с оккупантами. В январефеврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков краснодонской «Молодой гвардии».

С мая 1942 года по одной казачьей сотне было создано во всех армейских корпусах 17-й полевой армии Вермахта и две казачьи сотни при штабе этой армии. Летом 1942 года сотрудничество казаков с гитлеровцами приобрело иное качество. Гитлер разрешил  создание уже не казацких сотен, а полков и дивизий. Они праведно, по-православному истово, служили фашистам до последнего часа. Даже за пределами СССР. На службу к Адольфу Гитлеру записалась  масса выходцев из той самой станицы  Гундоровской, в которой, как писала в 2014 году газета «Донской рабочий», «бережно сохранены и чтятся традиции предков». Коллаборационизм среди казаков был массовым: в крупных казачьих формированиях подавляющее большинство составляли именно донские казаки. «Первоначально справа на груди у всех казаков была пришита эмблема: вписанная в ромб свастика с «крылышками». С 1943 года казаки удостоились стандартного имперского орла со свастикой. Казаки 5-го Донского конного полка И.Н. Кононова носили на головных уборах серебряную «мертвую голову» символ верности до гроба. Казаки караульных эскадронов на рукава мундиров и шинелей пришивали георгиевские черно-оранжевые шевроны острием вверх.

30 марта 1944 года Главное управление казачьих войск подчинили Главному управлению СС Третьего Рейха. 20 июня 1944года Краснов писал: «Походный Атаман полковник Павлов в бою с партизанами западнее Городища, 17-го сего июня, пал смертью храбрых. Полковник Павлов с самых первых дней соединения Донских казаков с Германской армией для общей борьбы с большевиками, с лета 1942-го года, то-есть в течение двух лет мужественно и доблестно, все время ведя непрерывные бои с врагами казачества, создал казачьи части, воспитывал их и обучал. Смерть его невознаградимая потеря для казачества и для родного его Донского Войска. Скорблю с родным мне Донцом над могилой павшего героя великой войны с большевиками, горжусь тем, что Войско имело его в своих рядах в такие трудные боевые времена. Его вдове Феоне Андреевне Павловой приношу мои глубочайшие соболезнования в постигнувшей ее утрате. Пусть будет ей и ее дочери утешение, что их муж и отец умер такой почетной, настоящей казачьей смертью. За подвиги, совершенные во время долгого похода в боях казаков, предводительствуемых Походным атаманом Павловым, посмертно произвожу его в генерал-майоры, что внести в его послужной список».

Английские союзники пленили генерала Вермахта Краснова и передали его и многих его соратников СССР. Военных преступников судили и расстреляли… Но, оказывается, в России они теперь герои! Более того, в Москве, в роскошном храме Христа Спасителя, казаки-предатели упомянуты как защитники Веры и Отечества. Поистине «империалистическое  Московское княжество», которое так ненавидел казак-фашист Краснов, в новом имперском раже выступает достойным продолжателем дела Адольфа Гитлера.