Автор: Тарас Чухлиб, доктор исторических наук

2.     Освоение украинцами Донбасса

       Как уже отмечалось в предыдущем разделе, еще с начала XVІ в. украинцы начали с помощью "меча и плуга" активное хозяйственное освоение земель современного Донбасса. После завершения московско- литовской войны 1500 - 1503 гг. определенное количество украинского люда подалось искать лучшей жизни в междуречье Днепра и Дона и осев здесь начало заниматься уходничеством - ловить рыбу, отстреливать зверей, заготовлять соль и т.п. Казачество организовывало свои структуры здесь самовольно, наперекор указаниям каких бы то ни было тогдашних государственных органов власти. В это время в устье Кальмиуса, на месте древнего венецианско-генуэзского города Адомахи основывается укрепленный казацкий форпост Домаха, который позднее получил название Кальмиусская Слобода[1].

Тогда же на этих землях при впадении в р. Казенный Торец (Тор) в Северский Донец сооружается Казацкая или же Голая Пристань. На речке Волчьей в пределах современного села Алексеевка возникает еще одна Казацкая Пристань, где украинские казаки готовили свои чайки для походов на Черное море. Кроме того, на берегах рек Волчьей, Кальмиуса, Крынки, Соленой и Торца устанавливаются казацкие заставы, караулы и пикеты-"бекети".

         Во время известных походов через Донецкую степь во главе с князьями Дмитрием Вишневецким (Азовские походы 1559 - 1560 гг.) и Михаилом Вишневецким (Астраханский поход 1569 - 1570 гг.), по возвращении войск домой, много казаков остались здесь на "постоянное место жительства". В конце XVІ в. в пределах рек Северский Донец и Кальмиус действовал отряд запорожского атамана Матвея Федоренко (Федорова). Московским чиновникам О(?).Зиновьеву и Ф. Кирееву поручалось провести своеобразные переговоры с запорожскими и узнать как они себя ведут относительно российских "служилых людей", пропускают ли московские посольства в Крым, не нападают ли на крымских послов и т.п.

       "Опасность украинской колонизации для России заключалась в том, что селившиеся украинцы не приносили присяги Федору Ивановичу. Следовательно, продолжали оставаться подданными Речи Посполитой. Поэтому русское правительство опасалось такого освоения земель черкасами (украинцами. – Т. Ч.)… Но процесс расселения украинцев на границах Российского царства продолжался, и московское правительство остановить его не могло", - делает вывод относительно украинской колонизации земель Донетчины и Луганщины современный российский историк А. И. Папков.

       О присутствие украинцев в давние времена на землях Северного Приазовья свидетельствует много исторических источников. В частности, в 1626 г. запорожский атаман А. Шафран рассказывал: "… И черкасы (украинцы. – Т. Ч.), Олексей с товарищи, сказывали как они с Дону поехали и перевезлись через речку Аксай, которая пришла с Поля и пала в Тузлу, а Тузла – в Дон, под казачьи городки… пошли вверх по Тузлу, а шли Тузлом 3 дни. И, покиня Тузлов вправе, пошли степью влево и пришли на Кальмиус (выделение. – Авт.) ". Весной 1638 г. в отвоеванной у турок крепости Азов около 10 000 украинских казаков хотели "стать особо и жить особо".     

        В основанных украинцами в пределах бывшего Дикого Поля населенных пунктах устанавливалась казацкая власть во главе со "старшими атаманами". Так, в соляном городке Тор (ныне Славянск Донецкой обл.) атаманствовал Семен Забужский, о чем свидетельствует одно из его писем к воеводе соседнего российского города Валуйки: "От меня Семена Забужского, старшего атамана войска Его королевской Милости Запорожского государю Павлу Федоровичу, валуйскому воеводе его царского величества, много челом бьем. Писал ты к нам о тех ворах, что погромили дворянина Михаила Засекина и казаков, что шли по государевому указу. Ведь того дворянина громили Мокий и Тимошко: я их не застал, а то бы задержал. А известно тебе чиню, что тот Мокий и Ивашко слепец живут в Миргороде - они знают всех своих товарищей; а старшим был у них Кирей - тот живет в Голтве, а других я не знаю. Они самые знают о себе и своих товарищей. По семь тебе много челом бью. Писано из Тора, 1642 г. Июня 12 дня (выделение. - Т. Ч.)".

        С 1648 г., когда началось революционное восстание украинского народа и утверждение под руководством гетмана Б. Хмельницкого Украинского казацкого государства, Войско Запорожское налаживает дипломатическое отношения с Крымским ханством и Войском Донским. В перерывах между военными действиями и после значительных побед казацкого войска начинаются мирные переговоры с правительством Польши. Вскоре устанавливаются контакты (на уровне обмена послами) с Московским государством, Османской империей, Молдавским и Трансильванским княжествами. В 1649 г. берет свое начало украинская дипломатия с Великим княжеством Литовским, Валахским (территория современной Румынии) и Молдавским княжествами, с 1650 г. - Австрийской империей и Венецианской республикой, немного спустя - со Шведским королевством и Бранденбургским курфюрством (территория современной Германии).

         Постепенно гетманское правительство Б. Хмельницкого начало распространять свою власть на большую территорию между Днепром и Доном. В 1649 г. между Чигирином и Стамбулом было заключено торговое соглашение, которое называлось "Договор между турецким цисарем и Войском Запорожским и народом Русским о торговле на Черном море" (т.н.. Черноморская конвенция). Согласно 7-го пункта этого соглашения, гетманское правительство новосозданного государства также должно было контролировать реку Дон, чтобы казаки, которые находились там, не совершали никаких "разбоев" и не выходили на своих лодках в Черное море: "Если на Дону какой-либо произвол произошел бы и оттуда вышли на море для разбоя, казацкие галеры вместе с турецкими должны нарушителей ловить и наказывать и взаимно друг другу помогать, чтобы море было чистое и свободное ". Таким образом, территория бассейна Дона входила в перечень геополитических интересов государства Б. Хмельницкого.

         Как свидетельствуют источники, еще в первой половине XVІІ в. за солью в район современного Славянска (в те времена этот город назывался Тор) приезжали казацко-чумацкие валки, которые состояли из ватаг до полутысячи человек. Уходники из Новгород-Северщины основывали  временные соляные промыслы на Торе, входя в торговые отношения с татарами. В частности, в 1653 г. на Торе варили соль около 400 украинцев. Как свидетельствует документ, здесь находились "зарубежные черкасы с 400 человек без жен и без детей, не на жительство для соляного варения, изб и них и крепостей никаких нет, стоят обозом, а отаман де ы них черкашенин Иван Лысой города Полтавы, а января де они соли пойдут к себе, а иные де черкасы приезжают для соленого варения и живут на Тору недели по две и по три".

         Универсал гетмана Б. Хмельницкого от 15 января 1655 г. подтверждал, что под его властью находилась вся территория от Изюмского перевоза вплоть до Дона: "…От самарских же земель через степь до самой реки Дона, где еще за гетмана казацкого Предслава Лянцкоронского казаки запорожские свои зимовники имели (выделение. - Т. Ч.)". То есть можно утверждать, что с этих пор Донбасс не только находился в сфере политических и хозяйственных интересов Украинского казацкого государства, но и входил в его состав. Другое дело, что с этим не всегда соглашались правительства Крымского ханства, Московского царства и Османской империи.

       В результате большого миграционного оттока казачества и гражданского украинского населения с Правобережной Украины в район пограничья Московского царства, с середины XVІІ в. начинает формироваться Слободская Украина, в южную территорию которой входили земли современного Донбасса. Слобожанщина была под властью российских царей, однако по своему внутреннему устройству дублировала полково-сотенное устройство Украинского казацкого государства. В междуречье Донца и Тора возникают такие украинские поселения как: Бахмут (современный Артемовск, районный центр Донецкой обл.), Маяки (Маяцк, Маяцкий городок; современное с. Маяки, Славянского р-на, Донецкой обл.), Тор (современный Славянск Донецкой обл.), Городок (современный Райгородок Славянского р-на), которые стали сотенными центрами Изюмского полка украинского казачества. На левом берегу Северского Донца были основаны слободы Андреевы Лозы, Бышкин, Савинцы и другие поселения, которые со временем превратились в полноценные села.

        Подавляющее большинство населения этих городов, городков и сел составляли украинцы, которые переселились сюда с Подолья, Восточной Брацлавщины и правобережной Киевщины. Почти полностью украинцами был заселен такой порубежный город Московского царства как Короча ("Красный город на Короче"). Кроме того, много украинцев проживало в таких тогдашних российских городах и городках как Белгород, Елец, Ефремов, Курск, Воронеж, Кромы, Козлов, Ливны, Михайлов, Оскол, Ольшанск, Орел, Усерд, Цареборисов, Цареалексеев и Яблонев. Источники свидетельствуют, что россияне воспринимали украинцев не иначе как иностранцев и называли украинских поселенцев "черкасами", "иностранными черкасами", а потом - "малоросами". В частности, в одной из челобитных на имя воеводы Белгорода за 1647 г. читаем: "…Бьют челом холопы твои белгородские черкасы иностранцы 62 человека. За твоим, государь, указом дано нам холопам твоим, в Белгороде, вверх по Северскому Донцу Белую Палату, сенные покосы от устья до верху".

        О том, что население Донетчины и Луганщины, а также пограничных российских городов признавало власть украинских гетманов, красноречиво засвидетельствовали действия жителей городка Маяки (Маяцк), которые, организовав вооруженный отряд, приняли участие в антироссийском восстании гетмана Ивана Брюховецкого в 1668 г. Очевидец тех событий оставил такую запись (приводим на языке оригинала): "А ныне … маяцкие люди и черкасы по прелестным воровским листам изменника Ивашки Брюховецкого великому государю изменили и город сожгли и приказного человека Василия Рябинина убили и, разоряя город, пошли к нему Ивашку с изменником с Ивашком Серком и ныне тот город пуст". Как видим, перед тем как прийти на помощь И.Брюховецкому на Левобережную Украину, жители московского Маяцка (большую часть составляли "черкасы", то есть украинцы) убили местного представителя царского правительства - "приказного человека", сожгли дотла город и присоединились к отрядам запорожского атамана Ивана Сирко.

        Известно, что на протяжении 1687 - 1709 гг. гетман Иван Мазепа организовывал постоянные военные заставы в Днепрово-Донском междуречье.  Уже в 1690 г. на реках Миус, Берда и Кальмиус находились "ватажные люди", которые были посланы туда гетманом для противодействия крымским и азовским татарам. А в 1694 г. украинский гетман во главе многотысячного казацкого войска отправился в направлении Белгородщины, чтобы отразить возможное татарское нападение. Перед этим И. Мазепа выслал в район продвижения татарской орды к р. Волчьей разведку, которая докладывала, что крымский хан хочет напасть на "дальние близ Дона" московские поселения.

        Летом 1696 г. гетман И. Мазепа возглавил большой военный поход в понизовье Днепра, во время которого в район рек Кальмиуса и  Миуса были отправленные специальные подразделения для устройства там военных караулов и постоянных "караулов". Как свидетельствовал документ: «…А перед тем нашим с Коломка походом, послал я гетман, полковника полтавского с выборным полку его товариством, и полковника конного Ивана Рубана с полком ево… к реке Вовчей для обнятия сторожами и караулами, належитых мест; как на той реке Вовчей, вверх к вершинам Миюсу и Кальмиюсу… откуда мочно тем караулом всякие неприятельские видети переходы. …Полтавского сотника Микиту Плечника, с семидесят и шестьми того ж полку; а с семидесят и четырьма человека конного товариства, в поля дальние, имянно к Бердам, и Молочным [Водам], чтоб там помешкали и присмотрелися, будут ли неприятели бусурманы орды крымские итить под Азов, сею стороною Азовского моря… (выделение. – Т.Ч.)".

          С середины XVІІ в. исторический Донбасс входил во владения Запорожской Сечи, кош (правительство) которой в то время находился  на Чертомлыцком мысе.  Кроме военных функций казаки Чертомлыцкой Сечи также занимались хозяйственными делами на исторической Донетчине, привозя оттуда рыбу ( при этом она уже была засолена). Это свидетельствует о существовании на местных реках специальных солеварных промыслов.  Запорожские казаки основывают рыбные промыслы не только на северном побережье Азовского моря, между Доном и Бердой, но и на Ейской косе. Они вели интенсивную торговлю рыбой и солью с купцами Правобережной и Западной Украины.

          Политика гетманских правительств Украины и Запорожской Сечи приводит к тому, что под прикрытием казацкой крепости Домаха в устье Кальмиуса появляется Кальмиусская казацкая слобода, которая обеспечивала украинцам выход в Азовское, а потом и в Черное море. В письме о возведении Новобогородицкой крепости за 1688 г. гетман І. Мазепа писал: "…И ныне та же чернь (запорожские казаки. – Т.Ч.) с Беред (р. Берды– Т.Ч.) з добычи соленой возвратясь и из городов для добычи рыбной шатость плодить, а во время нашего на Самаре бытия являлись они запорожцы во всем были склонны, а то делалось потому что для добычей на розные места порасходились…".      

На протяжении второй половины XVІІ - начала XVІІІ в. возникает много украинских поселений вдоль рек Богучар и Айдар на Луганщине, среди которых самыми большими стали Белолуцк[2], Старая Белая (современный Старобельск[3]), Осиповка, Закотное[4] и др. Большинство из них были основаны выходцами из Правобережной и Слободской Украины. О том как, например, в 1650-х гг. основывался современный Славянск свидетельствовал бахмутский казацкий полковник Ф. Шидловский. Он сообщал, что: " В прошлых де годах до 1654 года за Белгородскою чертою за рекою Северским Донцом на Крымской стороне у соленых пяти озер соль варили приезжие всяких чинов люди, черкасы, наездом и стаивали у того промыслу обозами, и в том же году… построен соленой городок Тор и призваны на житие черкасы…".

Как уже было указано, украинцами также был основан городок Райгородок на Донетчине, о чем свидетельствует запись в книге харьковского полковника Г. Донца за 1684 г.: "…В устье реки Тор и между рекой Северский Донец, близ Казацкой пристани, где было приказано перенести Маяцкий город, построен земляной городок мерой городовою стены 174 сажени. По тому городку 2 башни с проезжими воротами и 4 глухих угловых, в том числе одна - земляная. Близ города  ров в глубину и в ширину по 3 сажени, вал в вышину 3 сажени с гребнем, у подошвы 3 с половиной сажени. А внутри того города к валу для прочности приставлены деревянные припалки… А в тот огород призван осадчим украинец Семен Бронка. Он осадил священника и украинцев 5 семей. В этом городе для оберегания оставлены на заставе Харьковского полка казаков 20 с заменой".

Очень много казацких зимовников было создано в пределах территории  современной Луганщины на реках Лугани, Северский Донец, Миущик (Миусик) и Луганчик: Каменном Броде (в пределах современного г. Луганск), Красном Яру (ныне Октябрьский р-н, г. Луганск), Сухой Балке (ныне с. Пионерское, Станично-Луганского р-на Луганской обл.), Макаровом Яру (с. Пархоменко Краснодонского р-на), Кружиловской Балке (с. Кружиловка Краснодонского р-на), Подгорное урочище (современный районный центр г. Славяносербск), Лисичьем Буераке (ныне  г. Лисичанск), Черкасском Броде (ныне г. Зимогорье Славяносербского р-на), Шелковом Проливе (ныне с. Шелковый ПроливЛутугинского р-на ), Боборовом Урочище (ныне с. Івановка Антрацитовского р-на ), Глубоком Овраге (ныне пгт. Красный Угол Антрацитовского р-на ), Чернухином Буераке  (пгт. Чернухино Перевальського р-на Луганской обл.) ит.п.  Как видим, много исторических "казацких" названий сохранилось и по сей день, хотя много старинных украинских названий было изменено. 

Около 10 тысяч украинских казаков вместе с семьями переселились в 1680-х гг. в Изюмскую крепость. Именно украинцы с Правобережной Гетманщины основали на территории Слободской и Восточной Украины Изюмский казацкий полк, который распространял свое-сотенное устройство на землях исторической Донетчины и Луганщины.

 Украинские казаки с середины XVІ ст. противостояли колонизации Донбасской лесостепи со стороны Войска Донского. Так в 1706 г. донские казаки жаловались, что "малороссияне Изюмского полка также во владениях верховых казаков всякое разорение чинят, лес рубят, хлебные поля скотом своим топчут, в одоньях жатный хлеб берут, землю пашут и сено на лугах косят, 10 мая Луганской станицы казака, ехавшего для торга с рыбою, ограбили и убили". В 1744 г. кошевой атаман Войска Запорожского Яким Игнатович послал своих представителей для переговоров с казаками Войска Донского. При этом запорожская делегация должна была отстаивать право украинцев на лов рыбы и охоту на реках Кальмиусе, Кальчике, Єланчике, Миусе и Темернике. При этом, как утверждали в то время украинские казаки, территория Войска Запорожского Низового распространялась включительно до р. Дон, а не до Кальмиуса. 

27 августа 1747 г. российская императрица Елизавета Петровна по этому поводу даже была вынуждена издать императорский указ, в котором отмечалось: "Бахмутские жители и других городов и слобод малороссияне в отведенное Войску Донскому места в Леонтьевы и Глухие буераки и рубят селитбеной и дровяной лес, которого немало опустошили, и возят на продажу в Бахмут и Тор". Украинцы и то время контролировали вырубку леса в Теплинском, Староайдарском, Трехизбянском, Краснянском и Сухаревском юртах вдоль Северского Донца.

Кальмиусская паланка Войска Запорожского Низового в 1755 г. насчитывала 61 зимовник в 9 урочищах. В это время, как отмечали исследователи, запорожская колонизация уверенно продвигалась к Черному и Азовскому морям на южные земли, с помощью "плуга", то есть хозяйственной деятельности, а не "меча". Запорожские казаки все больше начинали заниматься земледелием, строя на берегах рек Донбасса зимовники, а не укрепленные военные крепости. Нужно отметить, что в это время многие  из оседлых казаков старался избежать отягощавщей их воинской службы, посылая вместо себя в украинское войско своих наемных работников. Такая угрожающая тенденция приобрела большие масштабы и заставила руководство Новой Сечи издать распоряжение, чтобы "самим хозяевам добровольно прибывать" в войско.

В 1756 г. по распоряжению гетмана К. Разумовского на Сечи должны были делать перепись казаков, учитывая,   что кошевой атаман Г. Федоров сообщал, что это тяжело сделать. Это аргументировалось тем, что казаки живут "на далеком от Сечи расстоянии, по низу Днепра, также в Кальмиусе, в верховьях Самары, на Великом Луге, и при других речках, что от Кальмиуса неподалек находятся". В 1765 г. кошевым правительством были упразднены все ограничения относительно учреждения слобод, а переселенцам из Центральной и Северной Украины разрешалось селиться в пределах территории по р. Орель до Северского Донца.

Жить в пределах Кальмиусской паланки, которая охватывала большую часть территории современного Донбасса, в то время означало находиться "при границе", что предполагало постоянную опасность не только от московских караулов, донских казаков, но и татарских орд. Известно, что во время очередного татарского нападения на Сечь в 1768 г. некоторое количество казаков из Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового скрывалось в городке Бахмуте, где была достаточно надежная крепость.

На протяжении первой половины 30-х гг. ХVІІІ в. для защиты юго-восточных рубежей Украины была создана система фортификационных оборонительных сооружений, которая получившая название «Украинской линии». Она состояла из сплошного высокого земляного вала с 16 крепостями и 49 редутами, а также слободских поселений, из жителей которых комплектовались крепостные гарнизоны. Гарнизоны этих степных поселений в Днепрово-Донском междуречье формировались в основном из украинского населения. Линия обороны имела общую длину  285 км и пролегала вдоль границ Полтавского и Харьковского полков, от Днепра при впадении в него реки Орели до реки Северский Донец. В 1765 г. на пограничных землях Запорожской Сечи и Слободской Украины побывал П. Румянцев, который оставил свои впечатления об украинских поселениях в Донецкой степи: "…Обширных и в разсуждении благословенных плодоносиями и всеми естественными дарованиями обагащенных Малороссийских и Слободских селений…, кои вовсе б населять за линию (Украинскую линию. – Т.Ч.) пересечь же, а только позволить иметь там скотоводство и хуторы подвижные тем и таким жителям только, кои твердо оседлыми внутри линии в лежащих селениях и в окладах положенными состоят (выделение. – Авт..)".

В течение середины XVІІІ ст. на землях Восточной и Южной Украины осело очень много поселян, большинство из которых были запорожскими казаками. Подавляющее большинство этих казаков были выходцами из Черниговского и Полтавского полков Украинского казацкого государства. На базе бывших хуторов, зимовников и слобод они основывали уже настоящие села и городки. Так слобода Андреевка на речке Волчьей превратилась в большое село, которое продолжало носить имя своего основателя Андрея Сологуба. В урочище Макаров Овраг на Северском Донце, названого в честь запорожца Макара Безродного еще в 1738 г. был основано зимовник, который со временем преобразовался в поселок. В описи зимовника донецкого полковника Ивана Гараджи указывается не только дом, но и корчма "на два покоя с сенями", солодильня, пивоварня и погреб для льда.

В 1756 г. был сделан реестр казацких хозяйств на территории Донетчины и Луганщины, которые входили в состав Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового. Согласно  этому списку, который был составлен по распоряжению гетмана К. Разумовского, украинские казаки проживали "над [Азовским] морем на Зинцевой балке", "над морем Подгоряны", "на Кленоватой балке", "над рекой Кальмиус", "над речкой Кальцем", "над речкой Дубовой", "над Белосарайским лиманом", "над речкой Бердой", а также "над Свидоватой балкой". Хозяевами сечевых зимовников на территориях бывшего Дикого Поля были казаки Лесько Рудь, Антон Череда, Ігнат Садило, Іван Зализний, Семен Диденко, Федор Крачко, Андрий Горб, Іван Замула, Петро Шийка, Омелько и Павло Головки, Степан Нис, Максим Муж, Максим и Яким Сторчоусы, Якив Журба, Клим Кравец, Петро Скик, Лесько Лисиця, Петро Лисенко, Иван Вивчар, Тишко Шрам, Федир Кшелий, Есько Товмач, Трохим Лисий, Павло Решетило, Федир Самарский, Иван, Игнат, Михайло и Прокип Черные, Киндрат Рижко, Петро Велегура (будущий кальмиусский полковник), Петро Карась, Нечипир Лысый, Мусий Топаль, Михайло Белоус, Грицько Сухий, Омелько Рипало, Василь Видлога, Степан Щербина, Яким Таран, Ониско Черевко, Андрий Невпряга, Самийло Пластун. Нечипир Швец, Андрий Смирний, Петро Старый (бердянский атаман), Тымиш Часник, Иван Литвинко, Павло Биздун, Федир Довгий, Федир Рудый, Андрий Ткач, Яким Дядько, Иван Коношко и Максим Пучка.             

Одним из основных промыслов донецких казаков было рыболовство. Причем, рыбачили они не только на Северском Донце, Кальмиусе и Миусе, но и на Азовском море. 23 сентября 1762 г. Кальмиусский полковник К. Черный рапортовал кошевому атаману П. Калнышевскому о том, что его казаки, которые рыбачили на Ейской косе Азовского моря попали в плен к донским казакам. 11 октября 1767 г. Кальмиусский полковник И. Чердак докладывал П. Калнышевскому о наглом выселении донскими казаками запорожских промышленников с "левого берега" реки Кальмиус. Как свидетельствует документ, казаки во главе с П. Велигурой построили на Ляпиной косе Азовского моря не только несколько десятков домов ("дач"), но и промышленные "заводы" и "два кабака", где продавали виноградное вино. Кальмиусские казаки не только продавали вино, но и занимались торговлей рыбой, для чего организовывали постоянные выходы на "каюках" в Азовское море. Запорожские казаки не только постоянно ловили рыбу на Чубурской и Ейской приморских косах, но и на "кубанской стороне" Азовского моря. В 1766 г. комендант крепости Св. Дмитрия (современный Ростов-на-дону, Российская Федерация) сообщал, что украинские казаки имеют там целые рыболовецкие заводы.

Согласно  документальному описанию рыболовецких поселений "в барьерных городах от реки Берды до Кальмиуса и даже доТаганрога" в Приазовье в 1768 г. находились такие украинские населенные пункты "по реке Берда по ту сторону в части Крымского владения", "на Пересыпе против лимана", "в Сведоватой балке", "по речке Зеленой", "по речке Камышеватой", "в урочище Виноградном", "при речке Белосарайке", "в балке Сырной", "на косе Белосарайка", "в устье Кальмиуса", "на косе Лапиной", "вверх реки Кальмиуса и Кальчика", "на Петрушиной косе", "на Золотой косе ", "на Семеновской косе" - всего около100 больших и меньших поселений. Вот как это описывал немец Йоган Гильденштедт в 1773 г., проезжая приазовскими землями: "… Мы достигли речки Грузкого Еланчика, в которой и теперь струилась вода. Поэтому надо полагать, что она берет свое начало в тридцати верстах отсюда на север; верстах же в пятнадцати на юг она впадает в Азовское море. Глубина ее здесь полтора фута, а ширина десять шагов. Близь устья ее несколько хуторов Черкасских (украинских. – Т. Ч.) казаков, имеющих неподалеку рыболовни".

В пределах "вольностей" Запорожской Сечи  купцы из Украины- Гетманщины занимались на территориях  Приазовья торговлей. Известно, что войсковой товарищ Василий Тимофеенко (Тимофеев) имел "откуп" на торговлю на протяжении 1774 - 1779 гг. на Азовской, Дмитриевской, Днепровской и Таганрогской линиях. Войсковой товарищ Максим Собецкий старался получить разрешение на торговлю спиртным в Азовской и Новороссийской губерниях, а казацкий сотник Афанасий Юрченко (Юрьев) даже хотел взять себе в "откуп" Бердянские соляные озера.

Одним из самых больших поселений Кальмиусской паланки была слобода Николаевка Рудева (ныне с. Николаевка Павлоградского р-на Днепропетровской обл.), которая в 1768 г. Насчитывала 323 мужчины и 310 женщин. О том, как выглядели украинские казацкие села, какими были их быт и культура хозяйствования, рассказывает оставленное местным учителем описание села Стародубовка Мариупольского уезда начала ХІХ в. Стародубовский учитель обращает внимание на безупречное состояние сельских церкви и школы, а также других общественных зданий села. Подчеркивается чистота и опрятность и улиц Стародубовки, описываются казацкие обычаи и традиции, отмечается высокая религиозность ее жителей, особое отношение к детям и старым людям, употребление здоровой и питательной пищи, ношение "щегольской", то есть казацкой, одежды и т.п.

Согласно  описанию зимовника полковника донецкой Барвинковской паланки  И. Гараджи в 1770-х гг. у него на сохранении находилось более чем 22 тонны зерна, а в запасниках его мельницы на Северском Донце еще 15 тонн. Кроме того, за усадьбой донецкого полковника было два участка ржи и участок пшеницы. В одном из зданий зимовника находился земледельческий инвентарь в количестве трех плугов с лемехами и череслами, косы и серпы, что указывало на земледельческую направленность хозяйства.

Немец Йоган Гильденштедт, проезжавший в 1773 г. пограничными землями Войска Запорожского Низового свидетельствовал о существовании на восточном берегу р. Миус поселков основанных украинцами, которых он называл "малороссиянами": "Павловская крепость есть четырехугольный редут, имеющий двести шагов поперечнику; он построен на возвышенном восточном берегу Миуса. В пяти верстах от этой крепости на север, с крутым поворотом на восток, по прямой же линии не более как в трех верстах, находится также недавно построенная малороссийская деревня, называемая Первым Малороссийским селением или Сараматскою слободою; последнее название свое она получила от впадающей насупротив ее в Миус речки Сараматки".

После уничтожения Запорожской Сечи в 1775 г. российскими войсками земли казацких Донетчины и Луганщины  вошли в состав Азовской и Екатеринославской губерний многоэтнической Российской империи. Согласно  переписи 1778 г. украинцев в Азовской губернии насчитывалось 75 тысяч 338 мужнин и 61 тысяча 568 женщин. Если в начале XVІ в. Дикое Поле было почти незаселенным краем, то на конец XVІІІ в. украинцы, благодаря своему крепкому национальному характеру и мощной военной организации, смогли успешно заселить территорию большой части Степной границы Европы. 

3.     Запорожская Сечь на Юге Украины

 Ведущую роль в процессе формирования украинского народа, его архетипов социального и политического поведения, в т.ч.  военного искусства играла Запорожская Сечь. Она возникла в период позднего средневековья на Степной границе Европы как своеобразная "жемчужина" среди восточноевропейских рыцарских государств-"орденов". Именно на южных и восточных землях Украины-Руси, куда входила и территория современных Донетчины и Луганщины, произошло становление ранненациональной сторожевой службы и своеобразной системы оповещения, которые со временем распространились на территории Украинского казацкого государства - Гетманщине.

Принимая во внимание почти ежегодные набеги татарских орд на украинские земли, запорожские казаки создали мощную оборонно-сторожевую систему стационарного и мобильного типов. Она состояла из сети казацких форпостов или же караулов, которые выставлялись на потенциально опасных с точки зрения татарских нападений направлениях и в тактически удобных местах - постоянных татарских дорогах, переправах, бродах и т.п. Украинские форпосты размещались на естественных природных холмах, древних курганах, порой, - и на специально насыпанных земляных возвышениях и имели деревянно-земляные укрепления, жилые помещения, которые были рассчитаны на гарнизон из 20-30 человек.

Для несения сторожевой службы от форпостов в степь высылались специальные команды ("бекети"), состоявшие из 3-4  казаков, которые в зависимости от оперативной ситуации находились в разъездах или несли караульную службу на постоянных или временных постах. На протяжении ХVІІІ в. такая система оповещения приобрела завершенный вид и обеспечивала эффективную оборону Восточной и Южной Украины от ордынских набегов. Основными функциями казацкой сторожевой службы были сбор разведывательной информации о передвижениях противника, предотвращение его внезапных нападений, информирование командования и местного населения о подходе вражеских сил.

В разные периоды своей истории Запорожская Сечь (Войско Запорожское Низовое, Сечь), принимая во внимание сложные военно-политические условия, меняла место своего расположения. С 1560-х гг. до 1593 г. существовала Томаковская Сечь, на смену которой пришла Базавлукская Сечь (существовала в 1593 - 1638 гг.). С середины ХVІІ в. на украинских землях функционировали: Никитинская (1639 - 1652 гг.), Чертомлыцкая (1652 - 1709 гг.), Каменская (1709 - 1711, 1730 - 1734 гг.), Алёшковская (1711 - 1728 гг.), Новая (Подпольненская) (1734 - 1775 гг.) и Задунайская (1775 - 1828 гг.) Сечи. Запорожцы принимали активное участие в Национально-освободительной войне украинского народа середины XVІІ в., нападениях на Крымское ханство под командованием кошевого атамана Ивана Сирко, походах на Крымское ханство гетманов Ивана Самойловича и Ивана Мазепы конца 80 - 90-х гг. ХVІІ в. Запорожцы принимали активное участие в войнах Украинского казацкого государства против Польши, России и Турции, во всех русско-турецких войнах: 1734 - 1739, 1768 - 1774 и 1787 - 1791 гг.

Главным центром оборонной военно-административной системы Запорожской Сечи был Кош Войска Запорожского Низового. В то время он состоял из 28 административных единиц - куреней во главе с атаманами. Тактическими единицами запорожского войска были команды и партии. Войско, которое формировалось в случае военной угрозы, составляло от 2 до 20 тысяч человек и называлось командой. Для выполнения определенного задания создавалась так называемая партия, которая насчитывала до двух тысяч казаков.

Среди казацко-рыцарских качеств, характерных для Запорожской Сечи, определяющими всегда были мужество, отвага, верность, достоинство, честь, добрая слава, готовность к самопожертвованию, патриотизм, защита отчизны и родной веры. Бесчестием и потерей рыцарского достоинства в казацкой среде считались военное поражение, бегство с поля боя, измена, неуважение к старшим, кража и т.п. Для каждого украинского казака всегда священным было понятие "рыцарского товарищества". Оно означало побратимские отношения между членами казацкой организации, сосуществование по казацким обычаям на основе солидарности и взаимопомощи. Казаки Запорожской Сечи  в своей ежедневной жизни и во время военных походов руководствовались не писаными законами, а традициями и обычаями.   

В 1756 г. был проведен общий реестр казаков Запорожской Сечи, в который было вписано 13 тысяч 085 человек. При этом все казаки административных округов - паланок, были записаны в тот или иной курень. В XVІІІ в. в Запорожской Сечи было около 9 тысяч 120 казацких поселений, где проживало почти 55 тысяч украинцев. Казацкая власть распространялась на территорию Востока и Юга Украины, которая составляла около 80 тысяч 555 кв.км. Интересно, что вся территория Войска Запорожского Низового в ХVІІІ в. достигала размеров намного больших, чем островная Великая Британия вместе с Голландией и включала в себя современные Донецкую, Днепропетровскую,  Запорожскую, а также частично Луганскую, Херсонскую, Кировоградскую и Николаевскую области современного Украинского государства.  

Административными центрами Украинского казацкого государства на землях современной Донетчины и Луганщины на протяжении второй половины XVІІ - XVІІІ в. были самобытные военно-политические учреждения Запорожской Сечи. На Востоке и Юге Украины на протяжении длительного времени функционировали Кальмиусская (Миусская), Еланецкая и Барвинковская паланки Войска Запорожского Низового; политическая власть паланочных казацких полковников распространялась не только на казаков, но и все гражданское население, которое проживало в пределах этих административно-территориальных единиц. Кроме того, на северо-восточные земли исторического Донбасса распространялось полково-сотенное административное устройство Слободской Украины.

Слово "паланка" пришло из турецкого языка, где оно означало небольшую крепость. Между тем, запорожские казаки, которые в течение определенного времени пребывали в пределах Османской империи,  по возвращении на родные земли, переиначили его на свой лад. С XVІІІ в. оно твердо вошло в украинский язык и начало означать административную единицу (наподобие современной области) в пределах государственного устройства на юге и востоке Украины. Административно-территориальные округи Войска Запорожского Низового называли еще "паланочными ведомствами".

Территория Запорожской Новой Сечи, которая подчинялась не только кошевым атаманам, но и гетманской власти Украины, делилась на 10 паланок. На правом берегу Днепра располагались Кодацкая, Бугогардовская, Ингульская (или же Перевозская), а на левом - Самарская, Орельськая, Протовчанская, Кальмиусская, Еланецкая, Прогноевская и Барвинковская. В свою очередь паланки делились на т.н.  атаманства (наподобие  современных районов), где политическая власть принадлежала атаману.

Возглавлял запорожскую паланку полковник, которого выбирали на общепаланочной казацкой раде. В конце существования Сечи паланочных полковников назначал своим приказом кошевой атаман от имени Коша - запорожского правительства. Каждая паланка имела свои знаки отличия (атрибуты), а именно: флаг (хоругвь), печать и полковничий пернач. На печати "донецкой" Кальмиуской паланки было изображение сабли, перекрещенной со стрелой, под ними конь, а по бокам аббревиатура "ППКП", что означало - "Паланочная Печать Кальмиусской паланки". Паланочная власть распространялась не только на казаков, но и все местное гражданское население.

Паланочный полковник прежде всего организовывал оборону сечевой паланки - посылал разъезды для охраны ее границ, организовывал разведку и отвечал за мобилизацию казаков во время военных действий. Он также следил за общественным порядком и отвечал за сбор налогов и распределение средств. Полковниками Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового были: Василий Кишенский (1743 - 1745 гг.), Андрей Черный (1746 г.), Марко Ус (1747 г.) Степан Черный (1747 г.), Григорий Якименко (Якимов) (1748 г.), Андрей Труха (1753 – 1754 гг.), Петр Ногай (1755 г.), Григорий Гаркуша (1756 г.), Василий Магро (1756г.), Павел Ногай (1756 – 1757 гг.),  Андрей Вербицкий (1758 – 1761 гг.), Кузьма Черный (1762 г.), Лаврин Стадо (1762 г.), Степан Чуб (1764 г.), Лаврин Глоба (1765 г.), Иван Засуха (1767 г.), Иван Стадо (1768 г.), Сидор Чалый (1769 г.), Алексей Сокур (1770 г.) и Петр Велигура (1772 - 1774 гг.).

Вот как описывал свою службу полковник Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового Василий Магро: "…І за те его верные службы и достоинство на рассмотрении и по распоряжению Коша в Кальмиусе 1756 [года] при паланке был, и правление тамошнее полковое имел, где и по всей его службе все воинские потребности и службу в силу приказов исполнял по должности верно и безотказно. И всю свою жизнь проводил честно, добропорядочно и учтиво, без наименьшего греха". Учитывая   то, что В. Магро происходил из г. Ромны на Сумщине и во время своего полковничества вступил в брак с роменською казачкой, он просил кошевого атамана О. Білецького (?) о своем освобождении от службы, что и было сделано с соответствующими почестями.

Кроме полковника управление в сечевой паланке осуществляла паланочная старшина, в состав которой входили: есаул, писарь, хорунжий, подъесаул и подписарь. Паланочная старшина избиралась местной громадой и утверждалась запорожским Кошем. На содержание паланочного полковника и старшины выделялась часть денежного " жалования" и налогов, которые платило население паланки. Старшина Кальмиусской паланки исполнял не только бюрократические обязанности, но и постоянно должен была принимать участие в военных действиях (в т.ч.  принимать участие в разведывательных операциях) и заботиться об обороне восточных и южных границ Запорожской Сечи. Как было записано в аттестате паланочного писаря Григория Швыдкого, он с 1761 г. был "по распоряжению Коша писарем полковым в Кальмиусе, где служил верно и безупречно. И использовался был там при Кальмиусе в различных с командой на турецкой границе разведках и в искоренении на той же границе нарушителей… Кроме того, не один раз в Крым и в Очаков из Коша был послан для секретной разведки…".

Приморский городок Кальмиусская Слобода как центр донецкой паланки насчитывал несколько сотен зданий, а на центральном майдане по казацким обычаям находились Свято-Николаевская церковь. В 1754 г. киевский православный митрополит Т. Щербацкий к которому обратился за помощью кальмиусский полковник А. Порохня, направил грамоту иеромонаху Макарию, которого назначал священником в Кальмиусскую Слободу: "…Властию нам вот Бога данной благословляем все честности твоего Самарского монастыря приказать в Кальмиусе походную во имя святителя Христа Николая церковь выстроить наподобие  армейских полковых походных церквей. И когда она со всеми принадлежностями построенная будет и все необходимое для освящения будет приготовлено, то ее следует освятить и священнодействовать. Пока эта церковь строится по просьбе присланных сечевых казаков, чтобы в Кальмиусе проводились богослужения, имеющуюся в Сечи Запорожской старую походную церковь перевести в Кальмиус, разместить ее и священнодействовать… (выделение. - Т.Ч.)".

Согласно  документу, который был утвержден в военной канцелярии Запорожской Сечи в середине ХVІІІ в., границы "запорожских вольностей"  очерчивались так: "... городок старинний же запорозький Самар с перевозом і землями в гору Дніпра по річку Орел, а вниз до самих степов нагайських і кримських, а через Дніпр і лимани дніпровиї і боговиї, як із віков бивало, по очаковскиє влуси, і вгору річки Богу по річку Синюху, от самарських же земель чрезь степ до самой ріки Дону, гді єще за гетмана козацького Прецлава Ланцкорунскаго козаки запорожскиє свої зімовники мівали... (выделение. – Т.Ч..)". На территории между Днепром и Доном, а, следовательно, и в районе реки Кальмиус, запорожские казаки размещали свои военные заставы, пикеты и караулы а также "уходы", которые со временем превратились в зимовники.

На территории Кальмиусской паланки было расположено несколько десятков казацких поселений, самыми большими из которых были Ясиноватое и Макарово.  Кроме того, в пределах Кальмиусской паланки существовали такие зимовники украинских казаков: в Лозовом Яру на Терсі (?), Широком - на Каменке, в Холодной и Сухой Балках, Поповом Яру, Каменной Яруге, Чернухино, Шелковом, Государевом, Глубоком Ярах, Железной Балке на Кривом Торце, Холодном Яру возле Северского Донца и Луганчика, Железном Яру близ Северского Донца, балках Крутилці (?),Долгой, Морозовій (?) и Крутой, Бобровом Урочище, Хорошем Ярую на Лугани Мечетній на Міущику (?),  Зайцевой балке над Азовским морем, Подгорном Урочище, Кленовой (?) Балке над Кальцем, речке Дубовой, Белосарайском лимане, реке Берде и в балке Световатой. Более всего донецких зимовников сосредоточивалось при истоках рек Волчья, Кальмиус, Крынка, Кривой Торец и Лугань. А всего в пределах Донетчины и Луганщины насчитывалось почти 300 больших и меньших казацких поселений.

До нашего времени дошли имена и фамилии казаков Кальмиусской паланки, которые прибыли на Запорожскую Сечь в течение 1754 - 1756 гг. Это - Андрей Письменный, Пилип Чуб, Пилип Середенко, Василь Музыка, Грицко Литвин, Иван Кучугура, Яков Зубко, Павло Волошко, Иван Рядно, Данило Малый, Михайло Козаков, Павло Полща, Самийло Тептюх, Иван Швец, Михайло Обухан, Харко Дед, Улас Сова, Иван Доломанивец, Яков Лысый, Андрий Сорока, Иван Недвига, Мусий Черный, Павло Бакша, Петро  Головко, Лаврин Пугач, Трофим Моторный, Тимиш Индутный, Иван Левенец, Грицько Пугач, Корней Кавун, Дмитро Верещака, Улас Головатый, Марко Барабашенко, Данило Шерст, Грицко Щербина, Павло Лихошерстый, Назар Драган, Микита Рудь, Иван Старый , Иван Щербина, Денис Черный, Савка Забрунный, Дмитро Тугайбей, Михайло Черный и Андрей Горб. Как видим, за исключением нескольких (Полща, Тугайбей), все фамильные названия казаков и их имена имели исключительно украинское происхождение.                   

Согласно  размежеванию границ между Османской и Российской империями рубежи Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового проходили от г. Азова до Миусского лимана по берегу Азовского моря, а затем - от Миусского лимана по прямой линии до впадения р. Каратыш в Берду, по последней выходил на Конку. Согласно  Константинопольскому трактату 1700 г. земли "от Перекопского замка" до "города Азовского" должны были оставаться пустыми, однако и крымским татарам и запорожским казакам разрешалось здесь "дрова сечь, пчельники держать, сено косить, соль вывозить, рыбную ловлю чинить, и в лесах ловли звериная творить… пастбища употребление обыклым правом спокойно и безмятежно да сотворится ".

По статьям Адрианопольского договора 1713 г. границы между двумя империями были установлены в междуречье Орели и Самары, от Днепра до р. Терновка, дальше - через верховья рек Топкая, Кривой Торец, Лугань к месту впадения р. Темерник в Дон. Положения Белградского мирного договора 1739 г. между Османской и Российской империями определяли границу Войска Запорожского Низового от реки Буга до р. Ташлик, дальше - степью через речки Арбузинка, Мертвовод, Соленая, Еланец, Громоклея, Ингул к устью р. Каменка, а от Днепра – речкой Конской, от истоков р.  Конская - к истокам р. Большая Берда, дальше - к месту впадения р. Миус в Азовское море. 

Восточная граница Кальмиусской паланки, по утверждению казацких старожилов Алексея Шекеренка и Алексея Краснощока, проходила: "…От тех же урочищ по вершине Гришиной балки, на той же вершине Гришиной балки могила розроблена и тамо козак куреня донского [Войска Запорожского] давными временами татарами пострелян; потому и балка называется Гришина; от тех же просто суперником из Запорожских дач балка прозываемая Солона подтягла: под той же Солоной суперник подтягла речка торской дачи прозываемая Тор Казенный; той же Тор подтяг под Вовчу которая Вовча Запорожских дач, а Тор торской дачи Вовча подтягла вершиною по Кальмиуские вершины; под тие ж вершины Кальмиуские притяг Тор Кривий Бахмутского владения тою стороною Кальмиюса Войска Донского дачы, а сею стороною Кальмиюса Запорожские войсковые дачи до самого моря Азовского и тамо между границами трьома донскою, запорожскою и багмутскою укопан пень обгорелый войсками Донским и Запорожским над Кальмиюсом речкою для знания всякому своей границы".

Административной границей между землями Войска Запорожского Низового и Слобожанщиной была построенная украинскими казаками в 1684 г. Торская укрепленная линия. Она проходила от р. Сухой Торец по его притоку Голой Долине до Северскому Донца. Слобожанцам было строго запрещено переходить за Торскую линию. Позднее такими "запретными границами" стали границы новообразовавшейся Барвинковской паланки. Северной границей Кальмиусской паланки была р. Волчья, которая отделяла ее от Самарской паланки, а на западе территория Кальмиусской паланки упиралась в Днепр и граничила с Кодацкой паланкою.

Учитывая постоянные пограничные войны между казаками Кальмиусской паланки и Войска Донского, в Санкт-Петербурге был издан специальный Сенатский указ от 30 апреля 1746 г., который устанавливал восточные границы Войска Запорожского Низового по р. Кальмиус: "…Ввесть им ныне во владение земли и реки и лесные угодья и велеть владеть, а именно: Запорожцам от Днепра, рекою Самарою, Волчьими Водами, Бердою, Колчиком и Калмиусом и прочими в них речками и надлежащими к тем рекам косами и балками и всякими угодьями, по прежнюю 1714 года границу, которые к последнему с Портою Оттаманскою разграничению оставлены в стороне Российской империи. А от Калмиуса Еланчиком, Кринкою, Миусом, Темерником до р. Дону и всеми (впадающими) в них речками, балками и косами, и оных вершинами и всякими угодьями, состоящих по оном же разграничению, владеть Донским казакам…". Однако запорожцы не исполняли этот имперский указ и в дальнейшем продолжали считать всю территорию, которая простиралась до р. Дон подконтрольной украинской власти. Запорожцы продолжали считать восточной границей своих владений не р. Кальмиус, а р. Миус, что, в частности, в 1775 г. засвидетельствовал казак Кальмиусской паланки Хома Сукур, который построил свой зимовник "с ведома этой паланки в пределах Войска Запорожского над рекой Миус". Учитывая то, что власть Кальмиусской паланки распространялась до р. Миус, ее иногда называли Миусской.

Украинские казаки постоянно обороняли  границы своих владений на востоке, в частности, от казаков Войска Донского. С 1744 до 1747 гг. в городке Бахмут даже действовала специальная комиссия для рассмотрения взаимных претензий Запорожского и Донского войск. Запорожские казаки неоднократно задерживали на берегах  Азовского моря не только донских, но и некрасовских казаков в пределах Белосарайской косы. 28 мая 1768 г. украинцы поймали на правом берегу Кальмиуса "донского казака и снявши с него ружье и саблю водили запорожцы за чинбул (Чингул ? чингал), а еще двоих казаков поймавши, связали им руки и, водя пешими, били нагаями".

Кошевой атаман Войска Запорожского Низового свидетельствовал, что в начале боевых действий во время российско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. была сожжена большая часть казацких поселений в пределах Кальмиусской паланки: "Как скоро нынешняя с Портою Оттоманскою война открылась, то запорожцы тотчас в совете своем положили все селения, лежащие от устья Самары до реки Конской по рекам Волчьей, Терской, Сухим и Мокрым Ялам по Торцу и Кальмиусу сжечь, а некоторые оставить без жителей. Что того ж времени и исполнили. Селение в устье Кальмиуса, где было дворов до пяти сот и церковь, сожгли, а жителей всех согнали к Усть Самаре…". Однако уже в 1770 г. запорожское правительство утвердило решение поселить украинский люд в пределах "до реки Донца и Слободской губернии, против Изюма, Тора, а также и против Бахмута..., теми поселянами виликия степныя места от Самары и от Кальмиуса до Азовского моря, по реку Конскую ". 

Кроме Кальмиусской паланки на территории современной Донецкой области располагалась Барвинковская паланка Войска Запорожского Низового с центром в слободе Барвинковская Стенка, а ее неизменным полковником был Иван Гараджа. Она существовала с 1770 г. в Подонцовье. Эта паланка возникла уже на заключительном этапе существования Новой Сечи как своеобразный буферный военно-административный округ, который должен был "как стена" защищать земли Вольностей Войска Запорожского Низового от посягательств российских помещиков. Исходя из таких   политических обстоятельств, эта донецкая паланка носила название Барвинковская Стенка, где слово "стенка" означало "оборонительная стена" или же "заслон". В случае перехода российскими или же слобожанскими помещиками за Торскую линию, запорожцы силой сгоняли поселенцев и жгли их жилища.

В 1771 г. паланочный полковник Барвинковской Стенки И. Гараджа сообщал в Изюмское комиссарское правление о принадлежности земли с правого берега Северского Донца к его власти и обосновывал правомерность противодействия запорожских казаков созданию там незаконных поселений российских помещиков. Казаки донецкой Барвинковской паланки приняли активное участие в российско-турецкой войне 1768 - 1774 гг. Согласно  документу, через земли этой донецкой паланки пролегал почтовый тракт: "Нaдлeжaщиe из Бaрвинкoвoй Стинки пo трaкту пoчты в нижеписaнних урoчищaх: пeрвaя у Сoрoкoвих близ бaйрaкoв Пoпaсних; другaя в Мaлoй Тeрнoвки нa кишле гoспoдинa вoйскoвoгo писaря Глoбы; a трeтaя в другoй Тeрнoвки нa устьи рeчки Oпaлихи у брoду Хрaмoвoгo рaзтaвлeнни".

На северо-восточные территории современных Донецкой и Луганской областей распространялась политическая власть полковников Изюмского и Острогожского полков Слободской Украины. Как известно, казацкие полки на Слобожанщине (она подчинялась московским царям) образовывались в результате массовой миграции украинского населения из западных земель казацкого государства, где во второй половине XVІІ ст. шли постоянные войны с Короной Польской и Османской империей. Несмотря на политическую подчиненность Слободской Украины самодержавному Московскому царству, ее внутреннее устройство значительно отличалось от российской административно-территориальной системы и, по-сути, было автономным и соответствовало традициям политического устройства Украинского казацкого государства. 

Изюмский казацкий полк возник в середине 1680-х гг. и просуществовал до 1765 г. Его полковым центром был г. Изюм, который возник на основе Изюмской крепости 1650-х гг. Властьукраинских изюмских полковников распространялась на Бахмут, Славянск (Тор), Райгород (Городок) и другие донецкие и луганские поселения Восточной Украины. В 1732 г. в 17 сотнях Изюмского полка насчитывалось 3 тысячи 550 выборных казаков и 11 тысяч 997 их "подпомощников", а в 1763 г. в пределах этого пограничного полка Слободской Украины проживало 7 тысяч 166 казаков и 21 тысяча 013 казацких помощников.  Изюмский полк принимал участие в отвоевании у Османской империи Азовской крепости в 1696 г., Северной войне 1700 - 1721 гг., российско-турецкой войне 1735 - 1739 гг. и "общеевропейской" Семилетней войне 1756 - 1763 гг. Изюмскими полковниками были К. и М. Донцы-Захаржевские, Ф. и А. (Л.?) Шидловские, И. Квитка, Ф. Краснокутский и др. В 1765 г. изюмские казаки были преобразованы в "военных обывателей", а его территория вошла в состав новообразовавшейся Слободско-Украинской губернии.

В 1652 г. украинским казацким полковником Иваном Дзиковским был основан г. Острогожск (ныне Воронежская обл., Российская Федерация). Вокруг него украинцами из Чернигово-Северщины был образован Острогожский казацкий полк Слободской Украины. Город была основан при впадении р. Острогощи в р. Тихую Сосну. Острогожск называли еще Рыбным, ведь основным хозяйственным занятием местных казаков был улов и продажа рыбы. Полк просуществовал с 1652 до 1765 г., а его личный состав в 1763 г. насчитывал 8 тысяч тысяч 879 казаков и 29 тысяч 807 казацких "подпомощников". В разное время Острогожский полк возглавляли полковники И. Дзиковский, И. Сас, Г. Крабут, Ф. Куколь, И. и С. Тевяшовы и др.

На протяжении 1670 - 1671 гг. Острогожский полк стал центром большого восстания на Слободской и Восточной Украине, которое было направлено против засилия Российского государства. Оно вспыхнуло в начале сентября 1670 г. и было вызванное прибытиям на Слобожанщину отряда донских казаков во главе с разинскими атаманами Ф. Шадрой и Ф. Минаевым. Охватило города Острогожск, Ольшанськ и соседние поселения. В этих городах публично были казнены представители центральной российской власти. Разгромленно восстание было с помощью правительственных войск и казацких подразделений, которые не поддержали восставших. 29 сентября 1670 г. полковник И. Дзиковский, писарь М. Жуковцев, сотники Я. Чекмез и В. Григорьев, обозный Н. Волнянка были расстреляны на центральной площади Острогожска российскими стрельцами. 22 октября того же года повесили жену И. Дзиковского, а его детей и племянницу пожизненно сослали в Сибирь. Такая же судьба постигла и родственников других мятежников. Однако антироссийское восстание продолжилось в октябре 1670 г. с помощью отряда разинцев во главе с Л. Черкашениным (О. Хромым) (Григорьевым?). Вместе с местными казаками они захватили города Цареборисов, Маяцк, Чугуев, Змиев, Балаклею, Мерефу и Колонтаев. Однако в начале 1671 г. правительственные войска победили повстанцев, в результате чего под Цареборисовим и Маяцком казнили 186 приверженцев С. Разина, из которых 81 человек происходил из Слободской Украины. За участие в Слобожанском восстании 1670 - 1671 гг. были казнены змиевский сотник П. Ребуха, балаклеевский сотник А. Огонь, богодуховский сотник Т. Решетило.

Острогожский полк занимал обширные земли на правом берегу Дона между речками Девица и Богучар, а на западе его границы проходили по р. Белая до ее впадению в р. Айдар. На левом берегу Дона острогожским украинцам принадлежала территория вокруг г. Калач. Сотенными центрами полка были Беленькая, Белолуцк (ныне Новопсковский р-н, Луганской обл.), Бычок, Богучар (Воронежская обл., Российская Федерация), Закотное (ныне Новопсковский р-н, Луганской обл.), Калач (ныне районный центр Воронежской обл.), Калитва (Воронежская обл.), Коров'янка (?), Меловая (районный центр Луганской (Харьковской?) обл.), Новая Белая, Ольшанск, Осиновое (Новопсковский р-н, Луганской обл.), Ровеньки (ныне Луганская обл.), Старая Калитва (Воронежская обл. РФ), Талы (Кантемировский р-н Воронежской области РФ), Тростянка (Острогожский р-н Воронежской обл.) и Ширяево (Калачеевский р-н Воронежской обл.). Таким образом, значительная часть территории полка распространялась на земли Луганщины.       

        Самой юго-восточной административной единицей Украинского казацкого государства была Еланецкая паланка, которая по побережью Азовского моря простиралася с запада на восток от р. Кальмиуса до р. Кубани и включала в себя значительную часть земель современной Ростовской области Российской Федерации. Центр этой донецкой паланки находился между Мокрым и Сухим Еланчиками. Ее полковниками были Иван Ступак, Осип Баран, Павел и Леонтий Тараны. Казаки этой паланки занимались рыбным промыслом и обороной южных рубежей Войска Запорожского Низового от вторжения татар и донских казаков. После разгрома Запорожской Сечи российскими войсками в 1775 г., большая часть запорожских казаков расселилась в пределах Османской империи, а донецкие сечевики даже основали в устье р. Днестр поселение, которое в память о бывшем административном центре назвали Барвинковская Стенка. Атаманом этого поселения стал Григорий Абдула, писарем - Иван Иванко, судьей - Яков Гончар, хорунжим - Гигорий Таран.

        Еще с начала XVІІ в. украинские казаки начали осваивать территорию бассейна реки Дон. В частности, в 1622 г. по сообщениям очевидцев, московских послов в Турцию И. Кондирєва и Т. Бормосова, украинских казаков " пришло на Дон тысяча человек с женами и детьми, а с ними всякой рухляди 80 телег; и приезжают черкасы(украинцы. – Т.Ч) на Дон на житье и юрты себе строят особо, и атаманы у них, черкасов, свои".  Именно украинские казаки основали станицу Черкасскую (что в те времена понималось не иначе как "Украинская"), которая вскоре стала столицей всего "российского" Войска Донского.  Давние поселения украинских казаков в Приазовье после уничтожения Запорожской Сечи стали основой для возникновения уже в ХІХ в. такого отдельного историко-этнографического региона как Донщина. Ведь большую часть населения южного украинско-русского пограничья в устье Дона составляли украинцы - бывшие казаки Войска Запорожского Низового вместе со своими семьями.  Большинство из них еще в в начале ХХ в. помнило  о своих украинских корнях и придерживалось казацких обычаев и традиций в повседневной жизни.

Заключение

        Территория современных Донецкой и Луганской областей издревле культурно, политически и экономически принадлежала к украинскому пространству. Ведь в течение XVІ—XVІІ столетий наши казаки получили эту землю в борьбе с кочевыми народами Великой Степи, в военных столкновениях с турецкими янычарами, московскими осадчими и донскими казаками. Учреждение на Диком Поле военно-хозяйственных поселений украинского казачества связано с оттоком сюда населения из Чернигово-Северщины вследствие московско-литовской войны 1500—1503 годов.      

       Исторические источники убедительно свидетельствуют, что тогда в понизовье Днепра воевали степные рыцари – киевские, черкасские и черниговские казаки, определенная часть которых отходила в район рек Кальмиуса и Северского Донца. В частности, в 1546 году очевидец сообщал, что на Среднем Подонцовье «у Святых Гор и выше и ниже, построили в лесах ... зимовья для своих кошей. …Черкасы севрюки (то есть украинцы. — Авт.) стали расставлять по Северскому Донцу зимовья своих товариств и таким образом завели в поперек страшного Поля дозорную цепь от крымцев».

        Свыше 500 лет назад украинское казачество проторило путь к Кальмиусу, Миусу, Северскому Донцу, Лугани и Дону! В войнах и военных столкновениях украинцы сумели колонизировать большую территорию Днепрово-Донского междуречья, которое тогда называли Диким Полем. Ни противодействие Крымского ханства, ни стражи «государевых людей» Московского царства, ни янычары Османской империи не отпугнули наших мужественных предков от борьбы за эту землю. С помощью «меча и плуга» они основали здесь самобытные административно-территориальные структуры — Кальмиусскую, Еланецкую и Барвинковскую паланки Войска Запорожского Низового. Границы Запорожской Сечи достигали Дона, включая большую часть современной Ростовской области России.

     Со времен Б. Хмельницкого, с середины XVІІ столетия, большая территория современного Донбасса входила в Украинское казацкое государство. Об этом в одном из документов свидетельствовали сами запорожские казаки: «Какими землями и угодьями Войско Запорожское с давних времен наделено как в написанном универсале его, гетмана Хмельницкого ... от Днепра рекой Самарой, Волчьими Водами, Бердой, Калчиком и Кальмиусом и другими впадающими в них реками и косами и балками и всякими угодьями, которые принадлежат к тем рекам». В сущности, именно тогда вместе с заселением большой территории Слободской Украины (теперь — Сумская, Харьковская и часть Луганской обл.) началась массовая колонизация нашими пращурами земель Донбасского региона.

      Нынче на месте украинских казацких поселений Александровка и Крутогоровка стоит миллионный город Донецк, бывшие зимовники Каменный Брод, Красный Яр и хутор Вергунка способствовали возникновению со временем города Луганска, казацкий зимовник Лисий Буерак дал название современному Лисичанску Луганской области, на месте старинной казацкой крепости Домаха (другое название — Кальмиусская Слобода) возник Мариуполь, а украинский казацкий городок Тор содействовал возникновению на его основе большого промышленного города Славянска.

       Кроме того, украинцы основали много населенных пунктов в пределах бывшего Дикого Поля, среди которых — такие большие города на Луганщине, как Зимогорье (с 1640-х гг. — Черкасский Брод), Кременная (с 1679-го — Новоглухов), Ровеньки (с 1710-х гг. — Ровенецкая Слобода), Сватово (с 1660-х гг. — Сватова Лучка) и Старобельск (с 1686-го — Старая Белая), Суходольск (с 1690-х гг. — Дуванное), а в Донецкой области — Авдеевка (с 1740-х гг.), Артемовск (с 1703-го — Бахмут), Горловка (с 1710-х гг. — слободы Зайцевка и Никитовка), Дружковка (с 1750-х гг.), Красный Лиман (с 1667-го — Лиман), Красногоровка (с 1690-х гг. — слободы Пеньковка и Софиевка), Макеевка (с 1690-го — зимовник Ясиновка), Марьинка (с 1840-х гг.), Николаевка (с 1720-х гг.), Селидово (с 1780-х гг. — слобода Селидовка) и Сиверск (с 1680-х — Старая Мельница, с 1768-го — Радивоновка) и другие.

       Сторожевые пункты, пикеты («бекеты»), караулы, зимовники и хутора запорожских казаков – степных воинов Донбасса, а также слободы и «займанщины» крестьян из «великой» Украины стали основой для создания здесь украинских поселений — сел, поселков, городков и городов, которые в подавляющем большинстве существуют и сегодня в пределах Донецкой и Луганской областей.