Автор: Тарас Чухлиб, доктор исторических наук

Вступление

Почему сегодня многие из жителей шахтерского Донбасса носят такие характерные "казаческие" фамилии как Береговий, Бойко, Забирко, Засядько, Захарченко, Куцый, Коваленко, Левченко, Лановой, Малый, Невпряга, Непийпиво, Онопко, Петренко, Порохня, Сторчоус, Сорока, Нагнибида, Моторный, Рудько, Тихий, Чалый, Череда, Щербатый, Щербина, Якименко, Яковенко и многие другие? Почему сегодня на территории Донбасса очень многие города и села имеют старинные названия, связанные с историей этого древнего края, степного пограничья Европы?

       "Дикое Поле", "Поле", "Польная" Украина - такие оригинальные исторические названия закрепились за землями современных регионов Донетчины и Луганщины уже с XІV - XV столетий.

В те далекие времена позднего средневековья эта малозаселенная лесостепная территория между реками Днепр и Дон оказалась вне пределов политической власти каких бы то ни было государственных институтов. Хотя уже тогда за эту большую пограничную зону крайней восточной части Европы боролись Великое княжество Литовское (с 1569 г. - Речь Посполитая, Польша), Крымское ханство, Московское царство и Османская империя.

          Все воинственные государства Европы и Азии хотели видеть исторический Донбасс[1] своим, но в долголетней военной борьбе между ними неожиданно победила "третья сила" – украинский народ. Украинцы сумели с первых десятилетий XVІ столетия, сначала стихийно, с помощью одиночных воинов – степных рыцарей и воинских ватаг, а со временем, благодаря организованным военным подразделениям Запорожской Сечи, колонизировать эти степные и приморские земли одного из цивилизационных перекрестков мира . 


1.     Степные рыцари Дикого Поля

"Дикие Поля" - таким не очень благозвучным термином начали определять необозримые степи большой части Восточной и Южной Украины, начиная где-то со второй половины XV в. Почему их так непривлекательно называли современники? А потому что с давних времен эти земли были очень мало населенными. Хотя на протяжении XІІ - XІІІ в., учитывая   то, что здесь кочевали половецкие орды, они получили название Половецкого Поля. Когда же с исторической арены исчезли воинственные половцы, во многих европейских источниках и возникло это название, которое не должно было оскорблять историческую память украинского народа. Ведь под эпитетом "дикие" по отношению к "полям" в те времена понималось ничто другое как "незаселенные земли".  

        Колонизировать, то есть создать в широких пределах христианско-мусульманского Великого Приграничья и немного более "узкого" Дикого Поля  постоянные поселения и осуществлять там хозяйствование украинцам было чрезвычайно трудно, учитывая   то, что в пределах Дикого Поля проходили татарские пути -"сакмы", которые пролегали между местными реками Бахмут, Берда, Волчья, Северский Донец, Лугань, Соленая, Кальмиус, Казенный Торец, Кальчик, Кринка, Миус и огибали лесные массивы. Хотя во время существования княжеской Руси здесь существовали отдельные украинские поселения русичей, однако они прекратили существование в результате подчинения этих земель древней Руси-Украины ханской власти Золотой Орды. С XV в. всем побережьем Азовского моря со стороны современной Украины владели крымские ханы - потомки воинственного ордынского рода Чингизидов. 

        Крымское ханство, как один из ордынских улусов и полукочевое государство жило тем, что проводило постоянные набеги на соседние страны, которые традиционно осуществлялись по большим дорогам, одна из основных среди них – Муравский шлях (от него ответвлялись Кальмиусская и Изюмская "сакмы"), пролегала по территории современного Донбасса. Муравский шлях начинался на Перекопе и заканчивался в Москве. Сначала он шел водоразделами Днепра и Северского Донца, а потом переходил в бассейны Дона и Оки. Главным образом этот путь использовался татарами для походов на Москву, а также Слободскую Украину.

         Кальмиусская "сакма" отделялась от Муравского шляха у истоков р. Молочные Воды и левым берегом р. Берды и доходила до Кальмиуса, а дальше направлялась на северо-восток, где проходила вдоль р. Северский Донец и шла на север по водоразделам рек Красной и Айдар, поднимаясь дальше на север по водоразделам Оскола и Дона. Изюмская "сакма" отходила от Муравского шляха возле истоков р. Сухой Торец и шла в направлении Северского Донца, а затем переходила через эту реку в пределах Изюмской переправы (ныне г. Изюм Харьковской обл.). 

         В XVІ - XVІІ вв. Днепровско-Донское межречье было местом постоянного летнего кочевания татар (крымских и азовских), ногайцев и черкесов. Эта территория также использовалась Крымским ханством как своеобразная буферная оборонительная военная зона от преследования литовскими, польскими или московскими войсками. Ведь военные отряды этих государств не могли на протяжении длительного времени преследовать татарскую конницу в степях, где не было возможности пополнять запасы пищи, воды и провианта.

          Во времена позднего средневековья украинские земли оказались на перекрестке международного военного и дипломатического противостояния, где собственно, характер приграничной жизни послужил причиной существования своеобразной социальной "ничейной зоны". Здесь, наряду со шляхтой и крестьянством заявили о своих правах на отдельное военно-рыцарское сословие казаки - наиболее закаленные, отважные и выносливые в боях со степными ордами представители местного люда. На протяжении длительного времени основные земли Украины входили в состав Великого княжества Литовского, которое, в свою очередь, было связано  персональной унией (союзом) с Короной Польской. Однако правительства этих двух восточноевропейских государств так и не смогли обеспечить надлежащую военную оборону своих юго-восточных воеводств от постоянных нападений татарских и ногайських орд, которые значительно усилились с установлением в 1475 г. вооруженным и дипломатическим путем протектората Османской империи над Крымским ханством. Источники XV в. - первой половины XVІІ в. десятки раз свидетельствуют о выводе ордынцами из украинских городов и сел пленных (ясыра) в количестве более 50 тысяч человек. Это, в частности, случалось в 1474, 1495, 1500, 1505, 1506, 1515, 1516, 1521, 1533, 1555, 1571, 1574, 1612 и 1646 гг. Общие потери населения украинских земель с конца ХV в. до середины ХVІІ в. составляли около 2 миллионов 500 тысяч человек.

        Вторжениям Османской империи, Крымского ханства и Буджакской орды в украинские земли противостояли лишь гарнизоны небольших пограничних замков, в которых местное население могло спрятаться от очередного набега. Принимая во внимание отсутствие средств, короли Польши (которые вместе с тем были и великими князьями Литвы) не могли сполна профинансировать регулярные войска для обороны края , а посполитое ополчение собиралось слишком медленно для того чтобы оперативно отражать нападения. Остановить врага не могли также и пограничные заставы, которые выставлялись на путях его продвижения и речных переправах. Таким образом, ответственность за оборону Украины возлагалась на местные должностные лица - киевского воеводу, каневского, черкасского, барского и винницкого старост Великого княжества Литовского.

       Часть земель современных Донетчины и Луганщины украинские старосты считали своей, относящейся к Киевскому княжеству. Вот как, в частности, черкасский наместник Свирид определял тогдашние юго-восточные границы Украины - Руси: "от Мурахвы-речки, которая впала в Днестр, и над Днестром - по половине Днестра мимо Тягини, аж где Днестр впал в море, а оттуда от устья Днепра, а от устья Днепра к Тавани, а с той стороны Тавани с Перекопской землей… - по Овечью воду, а от верхов Овечьей воды вверх Самары и вверх Орели, аж до Донца и от Донца по Тихую Сосну (выделение. - Т. Ч.)".

        Но и приграничные старосты Литовского княжества не могли бы справиться с обороной края и контролем над подвластными территориями, если бы не казачество - один из главных защитников украинцев, поляков и литовцев от турецко-татарских набегов в это время. В борьбе со степной угрозой казаки выбрали чуть ли не единственное действенное средство обороны - осуществление превентивных военных походов на территорию врага с целью разгрома турецких крепостей и татарских населенных пунктов. Вместе с тем, эти походы имели также и добычницкий характер (что со стороны Османов и их вассалов трактовалось как грабительство), то есть имели своей целью получение т.н. "казацкого хлеба" - денег, материальных ценностей, оружия, одежды, людей, коней, скота и т.п.

          Один из первых таких походов состоялся в 1492 г., когда каневские и черкасские казаки напали на татар близ контролируемого Крымским ханством поселения Тягинка в устье Днепра. В декабре 1499 г. крымский хан Менгли-Гирей І жаловался московскому царю Ивану ІІІ, что, "литовские" казаки часто нападают на околицы Очакова и "много зла учиняют". В уставной грамоте великого литовского князя, которая была предоставлена мещанам Киева в 1499 г. отмечалось: "Которые казаки с верха Днепра и с других сторон ходят водой на Низ до Черкасс и дальше и что там получат, из того старосте десятину должны давать…".  В начале ХVІ в. разрозненные ватаги из украинских земель осуществили не одно нападение на турецких и татарских купцов, которые двигались низовьями Днепра, а также Северским Донцом, Кальмиусом или же переправлялись через них.

              Согласно  достоверным письменным источникам украинцы начали бороться с татарами и россиянами (тогда их называли "московитами" или же "москалями") за право владеть Диким Полем с конца XV ст, а уже через полстолетия, в 1546 г., исторический документ свидетельствовал, что "на Поле казаков много: и черкасцев, и киевлян…, вышли на Поле со всех окраин". В 1558 г. несколько тысяч казацкого войска под руководством князя Дмитрия Вишневецкого овладело Перекопом, а в 1559 - 1560 гг. осуществило несколько походов на османскую крепость Азак (Азов[2]) в устье Дона. Первый штурм, который состоялся весной 1559 г., едва не завершился успехом, если бы на помощь янычарскому гарнизону не подошли войска ногайской орды и шесть больших турецких галер со вспомогательными подразделениями. Для Османской империи атака украинского полевого предводителя стала большой неожиданностью, ведь это произошло впервые в истории существования Азовской крепости - важного стратегического пункта на большой древней торговой магистрали, которая носила название Шелкового пути. В начале осени того же года произошло очередное наступление Д. Вишневецкого. Турецкий адмирал Али Реис сообщал в Стамбул, что воинственный "атаман Дмитрашка" во главе нескольких тысяч казаков несколько недель держал в осаде крепость, а потом вынужден был отойти. Спустя некоторое время князь Вишневецкий привлек  к себе на помощь черкесские отряды во главе с "Кансуком" и "Жане" и вместе с ними в 1560 г. снова осуществил неудачное нападение на Азов. Французские историки сравнивали военные приготовления турок во время обороны Азова от казаков с приготовлениями Османской империи к войнам против Венеции и Священной империи.

             В 1577 г. украинские казаки осуществили удачное нападение на татарский город Белый Сарай, который располагался в Северном Приазовье, на косе, что к западу от устья реки Кальмиус. С того времени дотла разрушенный украинцами ордынский город уже не смог восстать из руин. Вместо того на Белосарайской косе казацкие "уходники" из Украины теперь могли свободно вылавливать рыбу из Азовского моря. 

             Со времен удачных и менее военных походов Д. Вишневецкого на Азовское побережье в исторических источниках появляются чуть ли не ежегодные сообщения о присутствии украинских казаков в Среднем Подонцовье.  Но не только украинцы в больших битвах и локальных боях с турками и татарами стремились овладеть землями исторического Донбасса. Со второй половины XVІ в. московские цари стараются установить на р. Северский Донец свои заставы. Так же польские короли и великие литовские князья не обходят своим вниманием этот регіон, постоянно посылая на Дикое Поле свои пограничные отряды. Собственно, в результате противостояния между московскими, татарскими и польско-литовскими (а их главным образом представляли отряды, сформированные в украинских воеводствах), на этих землях начали появляться временные военные "осаднические" поселения, которые со временем превращались в местные зимовники, хутора и села.

            В 1585 г. представитель московского правительства на Дону Р. Вердевский сообщал в Москву о разгроме украинцами российского караула, который находился близ озера Богатый Затон. В том же году отряд из украинских воеводств Речи Посполитой под руководством Д. Семпского "…приходил войной в государеву землю, в Брянский уезд на государевы дворцовые села".  Одновременно украинские казаки из Черкасс и Канева приходили к поселку Новосоль, где громили местных поселенцев. В 1586 г. в районе бассейна Северского Донца воевали казацкие подразделения во главе с атаманами Петром Верчуном и Терехом Шелудивим. Они наводили ужас на жителей пограничных российских городов Ливны и Воронеж, неоднократно нападали на татарские  чамбулы. Российский воевода А. Панютин сообщал, что украинские  казаки "крымских людей по Донцу (Северскому Донцу. - Т. Ч.) все лето, тех всех громили и многих и на Поле не пропускают, так и по всем окраинным городам в Северских городах государевым людям задоры чинят".

              "Воровским черкасам" (так "благозвучно" называли украинцев в тогдашней московской документации) противостояли отряды пограничных российских караулов во главе с В. Андреевым, Ф. Бутурлиным, Ю. Булгаковым. Воевать с украинцами были отправленны отряды из Шацка и Ряжска во главе с князем П. Горчаковым и И. Губиным. Для борьбы с украинскими отрядами в Диком Поле формировались подразделения в таких московских городах как Орел, Мценск, Михайлов и других пограничных поселениях.

               Чтобы обезопаситься от таких нападений со стороны Речи Посполитой в 1588 г. московский царь по примеру польского короля Стефана Батория (тот начал формировать на основе украинского казачества реестровые отряды) нанимает на воинскую службу 50 украинских казаков во главе с атаманом Яцком Лысым. Вскоре к ним присоединяется подразделение из 35 украинцев во главе с атаманом Агеем Мартыненко (Мартыновым). В мае того же года они были посланы к устью р. Айдар и вниз по Северскому Донцу для противодействия "черкасам". На протяжении лета 1588 г. отряд наемников Я. Лысого вступал в стычки с подразделением украинского казачества во главе с сотником Лазарем, атаманами Лукьяном Карнаухом, П. Берчуном и Калошей близ Княжеских гор и других местностей Дикого Поля. В 1589 г. А. Мартыненко жаловался воеводе Воронежа, что их очень часто посылают воевать с украинскими казаками, но не предоставляют необходимого вооружения. Украинцы, которые находились на службе у московского царя, не до конца осознавали особенности своего положения и довольно часто действовали наперекор интересам соседнего государства. Источники свидетельствуют, что московские воеводы не очень доверяли наемным украинским казакам.

              В конце 1580-х гг. московские воеводы Г. Борисов и И. Вахромеев отправили в Киев посланца с грамотой в которой высказывали недовольство по поводу "своеволия" украинских казаков в Путивльском, Рыльском и Брянском уездах, а также на р. Северский Донец. В грамоте от российских урядников к польским властям за 1590 г. отмечалось, что украинцы разгромили "сторожи" россиян во главе с В. Оладьиным, И. Тютчевым и Т. Кузьмином, которые были посланы в район Северского Донца. В грамоте также подчеркивалось, что один из казацких отрядов формировался в Переяславе во главе с атаманом Стрельбицким.

              В 1590 г. украинские казаки из Черкасс, Канева и Переяслава завоевали Воронеж, аргументируя это тем, что "государевы люди" не предоставляли им помощи для борьбы против крымских и азовских татар. При этом, как свидетельствовал документ "черкасы пришли ночью и тот город сожгли, и государева воеводу убили, и людей многих побили, а других сожгли, а других живых поймали, и много вреда причинили". Интересно, что в нападениях на российские караулы, подразделения и пограничные городки принимали участие не только шляхтичи и казаки из Украины, но даже и украинские крестьяне. "…Того никогда не бывало и не в мирное время, чтобы посполитые, соединившись с бесермени (татарами. - Т. Ч.) простую кровь проливали", - писалось в документе под названием "Список обид к Жигимонту королю" от 10 июля 1592 г. Лишь на протяжении первой половины этого года в Диком Поле от рук украинцев погибло около 200 российских людей.

               Летом 1598 г. украинские казаки выдержали бой с войсками белгородского головы К. Мясного. В 1590-х гг. с российскими "служилыми людьми" в районе Дикого поля воевали отряды украинцев во главе с запорожским атаманом  Мишаком, которые "ходили по Донцу, и по Осколу, и по Дону и громили государевых людей". В  это же время здесь с российскими пришельцами воевали казацкие отряды во главе с Петром Верчуном и Тимофеем Шелудивым. Такие действия украинцев неоднократно обсуждались во время польско-московских переговоров. В частности, в 1590 г. в одном из "перемирных" документов между Варшавой и Москвой указывалось на то чтобы "наместники, и воеводы, и чиновники между собою с обеих сторон искали и лихих [казаков] казнили".

               В 1604 г. крымский хан Кази-Гирей по поводу восстановления мирных отношений с Речью Посполитой писал королю: "...покой есть тогда, когда нет на Днепре казаков". Но следующий год не приносит хану покоя – казаки разбивают его отряды на Днестре. Оправдываясь, Сигизмунд ІІІ Ваза пишет в Стамбул, что украинские казаки не подчиняются его власти.  Это и на самом деле было так, потому, что украинские казаки "промышляли"  не только на  Днепре, но и на реках Северский Донец и Тор, причем они захватывали в плен не только российские заставы, но и московитов, которые добывали "на Торе" соль, а также выводили отсюда татарские табуны. В частности, в 1622 г. в районе Дикого Поля находился двухтысячный казацкий отряд во главе с полковником Федором Пирским, который был намерен завоевать ряд пограничных городков Московского царства.

             С начала XVІІ в. на землях Дикого Поля украинцы находят себе новый прибыльный военный промысел. Они начинают мешать проведению встреч посланцев Крымского ханства и Московского царства в пограничном городке Валуйки. Именно он был определен как постоянное место для передачи "денежной казны", то есть дани российскими царями крымским ханам, которую Москва ежегодно платила Бахчисараю как правопреемнику Золотой Орды. В 1620 г. украинцы поймали в степи российского посла М. Миляева, забрали у него "упоминки" для хана и убили. Через  четыре года, в марте 1624 г., украинские казаки перехватили на пути к Москве вблизи г. Молочные Воды "на Овечьем броде" российских посланцев Я. Дашкова, В. Волкова, А. Ситникова и татарина  Денкула-Батыя, которые везли ханскую грамоту к царю. После двух суток пребывания в казацком плену А. Ситников сумел убежать и уведомить, что видел 700 украинцев на р. Молочные Воды и около 800 украинских казаков в верхнем течении р. Тор. Кроме того, на допросе Ситников сообщил, что видел в районе Святогорского монастыря пятерых "черкас", а монастырские монахи рассказывали ему о постройке казаками 40 судов на Северском Донце.

              В 1627 г. из Валуек сообщали в Москву о постоянной угрозе, исходившей от украинских казаков: "…А приходили они с Донца с Бахмутова, а на Бахмутове их человек с 70, а хотят они по Донцу и вверх по Осколу твоих государевых людей, которые ходят по Донцу и по Осколу для своих промыслов побивать". Весной 1631 г., как сообщал из Валуек воевода И. Колонтовский, казацкий отряд из 60 человек напал на валуйское предместье и захватил в плен несколько десятков местных жителей, а также забрал у российских стрельцов коней. Малоизвестным на сегодняшний день является тот интересный факт, что одними из первых украинцев, которые были сосланы Москвой в Сибирь, стали пять казаков во главе с Алексеем Шафраном, захваченных в 1626 г. вблизи Валуек и отправленных в Москву. Оттуда украинские казаки согласно  царскому указу былио сосланы в Сибирь.

             Наряду с ведением военных действий против россиян, на пограничных землях Донетчины и Луганщины, украинцы успешно воюют с турками на берегах и в акватории Черного и Азовского морей. За период с 1545 по 1657 гг. на Крым и Османскую империю было осуществлено свыше 70 морских и еще больше сухопутных походов. Лишь в течение 1570-1580-х гг. украинские казаки осуществили до 40 нападений на Крым и татарские улусы в Северном Причерноморье. Фактически все основные турецкие крепости между устьями Днестра и Днепра - Белгород, Очаков, Тягиня, Килия, Измаил, Ислам- Кермен, находились под постоянными ударами казаков. В последней четверти XVІ в. только османскую Тягиню (Бендеры) казаки штурмовали в 1573, 1575, 1583, 1587, 1589 и 1593 гг.

              В то время благодаря походам на могущественную Османскую империю украинское казачество стало известным во всем мире. Уже под конец XVІ в. казаки из Украины распространили свои сухопутные походы на все северное побережье Азовского и Черного морей. В результате этого все обширное пространство Дикого Поля между Днепром и Доном превратилось в зону активного добычничества украинского казачества, особенно по берегам рек Миус и Северский Донец. 

              Учитывая   блокирование турецким флотом устья Днепра, украинские казаки использовали выход в Черное море (которое с того времени перестало быть сугубо внутренним "турецким озером") через Азовское море - сначала они шли на чайках по руслу р. Самары, потом входили в Волчью и ее левый приток Осиновую, а из нее через Широкую добирались до Кальмиуса, из которого выходили в Азовское море, а оттуда через Керченский пролив попадали в Черный море. Довольно часто они возвращались по этому же пути обратно к себе домой. Так, например, летом 1638 г. около 1 тысячи 700 украинских казаков на 30 чайках воевали с турками на Черном море в районе косы Тузла неподалеку от современной Керчи. Собственно, они хотели таким образом добраться к берегам Азовского моря и войти в устье Кальмиуса.

               Осенью 1628 г. гетманом реестрового Войска Запорожского избирают Ивана Сулиму. На этой должности он сменяет опытного Михаила Дорошенко, который погиб в борьбе с врагами. Однако известным к тому времени он становится не столько благодаря гетманской булаве (вскоре его переизбирают), сколько благодаря умению организовывать штурмы крепостей и завоевывать неприступные твердыни. В 1629 г. Сулима организовывает поход многотысячного казацкого войска к Перекопу, а через несколько лет, как свидетельствовали источники, стремится завоевать неприступную турецкую крепость Азов в устье реки Дона: "Року зась 1633 Сулима, гетман войска низового Запорожского, в моноксилах (небольших лодках. - Т. Ч.) от Сечи по Днепру, потом по Черном мору, через весь Босфор Кимерийский в Местицкое заплинувши озеро, достал был прекрепкого турецкого в Азии града Азова". 

В 1634 г. И. Сулима снова осуществляет два нападения на важный военный форпост Османской империи - крепость Азов. 10 августа 30 лодок-"чаек" с украинскими казаками, которые возвращались с Дона, появились возле Азова. Почти четыре дня продолжалась осада крепости с помощью артиллерийского огня казацких пушек и безостановочных атак запорожских "морских пехотинцев". Но и на этот раз Сулиме не удалось овладеть турецким укреплением. В сентябре того же года он осуществляет очередной поход на Азовскую крепость. На этот раз было увеличено количество атакующих казаков - до трех тысяч, а также поменялась тактика ведения штурма. Если во время первого нападения атаки замка осуществлялись лишь с одной стороны, то теперь И. Сулима отдал приказ штурмовать крепость со всех сторон. Такие действия казацкого военачальника привели к определенному успеху - запорожцы, разрушив часть стены, ворвались в крепостной посад. И лишь неожиданное появление под городом большой ногайской орды не позволило казацкому войску овладеть Азовом.

             Несмотря на то, что Азов не был тогда захвачен казаками, несколько больших штурмов хорошо укрепленной турецкой крепости показали возрастающее военное искусство запорожского войска. Летом 1635 г. И. Сулима снова планировал штурмовать Азов. В 1637 г. украинские казаки исполнили мечту гетмана И. Сулимы и вместе с донцами наконец-то овладели крепостью и удерживали ее под своей властью вплоть до 1642 г. Военный опыт предыдущих нападений на город  очень им пригодился. В 1638 г. на Дону и в Азове находилось почти 10 тысяч украинских казаков. Очевидец оставил интересное свидетельство о том как украинцы добирались до Азова: "…На Донце Северскому встретили запорожских черкас, человек с 50, идут они рекой Донцом стругами, а берегом пять человек, гонять коней двенадцать, а сказали им, что они идут к ним в Азов".

             Чтобы проникнуть к осажденной отовсюду турками Азовской крепости, запорожцы, согласно  записям турка Эвлия Челеби, осуществляли невероятные поступки: "…Много неверных казаков сумели проникнуть к крепости, прыгая, раздевшись, в Дон и плывя под водой на спине с камышиной во рту. Оружие и амуницию они складывали в кожаные мешки, которые тянули за собой, плывя, и так поддерживали крепость".

             До нашего времени дошло несколько вариантов украинской народной думы под названием "Бегство трех братьев из города Азова из турецкой неволи", которая, очевидно, описывает события после 1642 г., когда турки уже вернули крепость в свое владение:

…Что в одном мы полку бывали

В турецкой, бусурманской тяжелой неволе,

В городе Азове побывали,

Из города Азова вместе из плена убегали

             Нападения украинских казаков на пограничные городки Московского царства, а, следовательно, их многолетняя борьба за Дикое Поле в  бассейне реки Дон, продолжались и в дальнейшем - на протяжении 1630- х – 1640-х гг. В сентябре 1636 г. донской казак Ф. Олябьев сообщал, что "на Дону учинилось воровство великое от черкас". В 1637, 1639 и 1640 гг., отряд во главе с Иваном Богуном (очевидно, однофамилец знаменитого сподвижника гетмана Б. Хмельницкого) нападал на российские военные отряды в пределах Муравского шляха. В 1642 г. представители донского казачества свидетельствовали о присутствие большого количества украинцев в междуречье Северского Донца и Дона: "…Стало от них по Дону и по Донцу [Северскому] воровство большое: пришли из Литвы немалые люди, более семисот человек, нас, холопей твоих, в разьезде и всяких чинов твоих государевых людей громят и рубят и Дон реку пересекли, а на Донце, государь, лежат многие люди, а беглецы от них к нам уходят…".  

             Незадолго до того, в 1641 г., атаман Мокийка с 30 конными и 8 пешими казаками напал на российское посольство М. Засецкого, который ехал с царской грамотой к Войску Донскому. 80 черкасских казаков во главе с атаманом Василием Коконом в июле того же года атаковали вооруженных валуйских мещан, которые хотели добывать на Торе соль, однако россияне отбились и захватили в плен украинца, который на допросе засвидетельствовал, что "пришли они с из литовского города Плотави (Полтавы. - Т.Ч.) атаман черкашенин Василий Кокон с товарищами, 80 человек, на Северский Донец и на другие запольные речки, на речку на Дон, побивать московских людей и не пропущати из Московщини рекой Доном и Северским Донцом в Азов государских московских людей и из Азова на Москву". 

             В конце апреля 1642 г. украинцы захватили в плен нескольких жителей Валуек, которых держали в своем лагере, расположенном при впадении р. Жеребец в Северский Донец. В этом, в сущности, уже постоянном поселении находилось около 700 казаков во главе с полковником Войска Запорожского Григорием Торским и атаманом Василием Рябухой. 13 ноября 1642 г. близ устья р. Тор казаки напали на турецких и татарских послов (их сопровождали московские дипломаты и российский военный отряд), которые возвращались из Москвы в Стамбул и Бахчисарай, при этом во время быстротечного боя погибла большая часть российских дипломатов и воинов. В то же время казаки во главе с атаманом Мокием на р. Матякиной разгромили посольство московского посла к Войску Донскому М. Засекина. 20 мая 1643 г. произошел большой бой украинского казачества с российскими "служилыми людьми" на Дону.

             В 1644 г. украинские казаки воевали с российской мордвой в Тамбовском уезде Московского царства, а потом на р. Северский Донец организовали засаду для крымского и российского посольств. В следующем году украинцами в Диком Поле были разгромленные россияне, которые обменивались пленными с татарами и передавали им дань. 5 июня 1646 г. сын боярский из Воронежа Т. Колчанин со своим отрядом около суток отбивался от украинцев в районе р. Айдар.  В следующем, 1647 г., украинские казаки напали на российских "служилых людей", которые возвращались из Крыма, сопровождая посольства Т. Караулова.

               В это время украинцы довольно часто нападали на россиян в районе Подонья. Согласно  сообщениям донских казаков летом 1644 г. с обеих сторон Дона находились военные караулы украинских казаков, которые насчитывалиболее 500 воинов. Собственно, в это время на р. Дон украинским казачеством были наведены постоянные переправы-"ходы" (на основе одной из них планировалось выстроить большой "город"), которые охранялись украинцами. Об этом убедительно свидетельствовала записка пограничного воеводы Бутурлина от 6 октября 1646 г.: " А как де, государь, в тех местах город будет, и черкасской де ход в мордовские и в черемисские места и татарские перелазы по реке по Дону отымет, и воровства от черкас по реке по Дону не будет ".

              Довольно частыми, как свидетельствуют тогдашние источники, были вылазки украинского казачества вглубь Московского царства - "на мордовские и черемисские города". В частности, в феврале 1641 г. казаки во главе с атаманом Иваном Германком воевали с мордвой вблизи Алатыря[3], а в январе 1642 г. неподалеку от Шацка[4]. И. Германок был захвачен российскими войсками и повешен в устрашение казакам на Донецкой дороге неподалеку от Валуек. Однако нападения не прекращались - три сотни казаков во главе с атаманом Марком Петрухненком громили московитов на реках Дон и Богучар. 30 декабря 1646 г. несколько десятков украинских казаков напали на россиян, которые ночевали на р. Глубокой и отбили у них шесть коней и ранили одного донца. О количестве постоянных больших и меньших нападений украинцев на Московское царство в 1640-х гг. убедительно свидетельствует документ под названием "Список обидный, которые обиды вчинились в царского величества в порубежных городах его господарства людям з королевского величества стороны от польских и литовских людей ".

            С началом в 1648 г. революционного выступления украинского народа во главе с Б. Хмельницким и утверждением властных административных институтов Украинского казацкого государства полковники Войска Запорожского и кошевые атаманы Запорожской Сечи стремились взять под контроль ситуацию на Диком Поле и подчинить своему влиянию стихийную народную колонизацию междуречья Днепра и Дона. Военные стычки украинцев с россиянами и татарами на землях Донбасса продолжались. В это время гетманское и кошевое правительства проводили политику противодействия военно-хозяйственному освоению Московским царством значительной территории Дикого Поля. Кроме того, гетман Б. Хмельницкий был против московско-крымского и московско-польского политического сближения. Об этом свидетельствовали постоянные нападения на российские посольства, которые направлялись в Крымское ханство или Речь Посполитую. Подразделения украинского казачества на протяжении конца 1640-х - 1650-х гг. действовали в районе р. Северский Донец и не допускали встреч российских и крымских дипломатов в пограничных Валуйках.

             Чтобы заставить царское правительство разорвать Поляновский мир 1634 г. с Речью Посполитой и подписать мирное соглашение с Украиной, гетман Б. Хмельницкий начал проводить настоящую информационную войну на восточном украинско-российском пограничье, распространяя слухи о совместном военном нападении с Крымским ханством на Московское царство и Войско Донское. Об этом в частности сообщали российским урядникам жители Путивля, которые по возвращении из Миргорода свидетельствовали, что украинцы и татары готовят нападение на донских казаков, а потом и на царские города. В связи с этим на границе ощущалось постоянное напряжение. Оно не было снято и посольством Б. Хмельницкого в Войско Донское, которое требовало прекращения выступлений донских казаков против Бахчисарая и Стамбула. Весной 1650 г. на территории российской Белгородщины распространились слухи, что Украина помирилась с Польшей и готовилась вместе с поляками наступать на Москву через Белгород и Путивль.

               Белгородский и путивльський воеводы Московского царства начали готовиться к отражению этого нападения, а организация обороны была поручена Б. Репнину. Опасения, что во время штурма г. Корочи[5] местные украинцы сдадут город своим землякам высказывал корочанский воевода И. Ржевский. Осенью 1650 г. гетман Б. Хмельницкий выслал 6-тысячное казацкое войско для блокирования Войска Донского во исполнение положений мирного соглашения между казацкой Украиной и Османской империей. Хотя донским казакам украинцы заявили, что пришли на Кальмиусскую "сакму" для того чтобы "подкараулить" здесь татар. 

             В 1670 - 1690- х гг. начались новые попытки украинского казачества овладеть турецким Азовом. В 1673 г. Несколько тысяч войска во главе с кошевым атаманом Иваном Сирком безуспешно штурмовало азовскую твердыню и уничтожило несколько десятков татарских и ногайских поселений в Северном Приазовье. Усиленная военно-сторожевая служба украинского казачества в конце 1680- х - первой половине 1690-х гг. позволила в 1695 г. штурмовать, а в 1696 г. - захватить турецкую крепость Азов. Летом 1696 г. около 15 тысяч казаков из Черниговского, Гадячского и Лубенского полков, а также компанейцы и сердюки с Левобережья под руководством наказного гетмана Якова Лизогуба приняли участие во втором московско-украинском походе на Азов. Украинские казаки отличились во время осады Азова, которая продолжалась с 17 июня до 18 июля. В результате многочисленных штурмов этой мощной турецкой крепости погибло 160 и было ранено 272 украинца. 19 июля турецкий гарнизон Азовской крепости капитулировал, что послужило причиной большой паники в Османской империи и Крымском ханстве, а также вызвало большой подъем у стран - участниц европейской Священной Лиги.

            Военные походы украинского казачества в Турцию и Крым, османские владения в Молдавии, Северном Причерноморье и Приазовье, акваториях Черного и Азовского морей вызвали большое беспокойство в Стамбуле и, одновременно, воспринимались европейским миром как закономерное проявление военной борьбы представителей восточного христианского мира с османско-мусульманской угрозой. На протяжении долгих двухсот лет (!) - от начала XVІ и до конца XVІІ в. - украинцы самоотверженно боролись за выход к Азовскому морю и овладению донецкими землями Дикого Поля.

             В изнурительной борьбе не только с турками и татарами, но и россиянами, погибло немало наших предков, однако их жизни не пропали даром - уже с середины 1650-х гг. на территории Днепрово-Донского междуречья начали возникать "стационарные" украинские слободы, хутора и зимовники. Со временем они превращались в села и  города в пределах Степной границы Европы. А на побережье Азовского моря под обороной запорожских казаков возникали рыболовецкие поселения, на основе которых были построены приморские промышленные порты и уже в ХХ в. появились оздоровительные курортные города. Так творилась украинская история Донетчины и Луганщины. 

Читать далее:Cтепные воины Донбасса. Украинская колонизация Дикого Поля (1500 - 1800 гг.) - часть вторая