Автор: Николай Александров

А позаду Сагайдачний,

Що проміняв жінку

На тютюн та люльку,

Необачний.

Народная песня

24 апреля 2014 года в оккупированном Российской Федерацией городе Севастополе были демонтированы два памятника – в честь десятилетия Военно-морских сил Украины и гетману Сагайдачному. И. о. губернатора города Сергей Меняйло так прокомментировал свое решение: «Севастополь, гордость русских моряков... других моряков здесь испокон веков не было. Поэтому я хочу установить справедливость».

Будет излишним доказывать уважаемому господину губернатору, что в Севастополе за время его 230-летней истории присутствовали и другие моряки, например, украинские, а до основания этого города, много разных народов обращали внимание на берега Крыма. Как человек военный господин Меняйло знает, что приказ надо выполнять, поэтому все идеологические установки из «белокаменной» по удалению малейшего украинского присутствия на полуострове, тщательно им выполняются.
К сожалению, забыли современные российские чиновники, ослепленные имперским величием, что когда-то именно гетман Сагайдачный держал в своих руках будущее Московского государства. И было это в те времена, когда казацкое войско представляло собой одну из ведущих сил в Европе. И в отличие от современных российских «казаков», которые мечтают «бить хохлов» и устанавливать «русский мир», этнический состав тех древних казаков был почти целиком украинский.
Как отмечают украинские историки А. Жуковский и О. Субтельный, слово «казак» имеет тюркское происхождение, оно означает: «степной добытчик», а также – «человек, борющийся за свободу». Название «казаки» историки обнаружили в половецком словаре XIV в. и в актах крымских итальянских колоний. Сначала слово не указывало на принадлежность к кому-либо, а означало род занятий – степные промыслы. Впервые его использовал Литовский князь Александр в письме к крымскому хану Менгли-Гирею 19 декабря 1492 г. Для сравнения, история донских казаков начинается в 1570 г. (дата обоснования первого казачьего поселения на Дону в станице Раздорской). За несколько веков донские казаки эволюционировали, превратившись из свободолюбивых людей времен С. Разина в сторонников царского режима, согласных выполнять приказы «хозяина-царя» по подавлению попыток волеизъявления униженных жителей Российской империи. Кстати, снова появившись в России после распада СССР, казаки быстро впитали идеи русского фашизма-шовинизма, нетерпимости и невоспитанности.

Закаленное в боях с татарами и турками, украинское казачество накануне XVII в. играло огромную роль в борьбе с Турцией, и сам папа, а также император Рудольф Габсбургский отправляли своих послов для переговоров в этом деле с казаками. Совсем не «бездельниками», не «сборищем преступников» считали казачество тогдашние чиновники Европы. Да и сами казаки часто выходили за пределы Речи Посполитой и запорожских степей и активно включались в европейские войны, в частности в Тридцатилетнюю. Так например, в 1644 году французское правительство призвало на службу украинских казаков. Посол де Бержи 21 сентября 1644 года писал кардиналу Мазарини, что у казаков есть очень способный полководец Хмельницкий, которого уважают при дворе короля: «Это человек образованный, умный, хорошо знает латинский язык... он готов помочь нам». В 1645–1646 годах более 2000 казаков были перевезены во Францию, и они участвовали в осаде города Дюнкерк. «Надо полагать, что среди них был и Хмельницкий», – небезосновательно писал историк Оглоблин.

Однако тема статьи заставляет нас обратить особое внимание на факт присутствия казаков в составе войска Лжедмитрия I и их участия в российской «смуте». В историографии «смуту» рассматривают в основном как эпизод в истории польско-российских отношений, как попытку Речи Посполитой посадить на московский престол своего ставленника. Это совершенно необоснованно. Претенденту на царский титул королевское правительство не помогало. В его войске почти отсутствовали поляки, а тех, кого шовинистическая российская традиция называет «ляхами», были украинскими шляхтичами и казаками.

Дмитрий опирался на антифеодальные силы Украины и России – на казачество, так называемое «новое дворянство», тесно связанное с рынком мещанство.

В определенное время к восставшим присоединялось и российское общество. «Политика Дмитрия имела ярко выраженное антифеодальное направление. За неполный год правления он успел издать немало документов различного характера: ликвидировал наследственную кабалу, ограничил до нескольких лет право розыска крепостных беглецов; запретил разыскивать тех, кто бежал из-за голода; отменил смертную казнь. Было положено начало парламентаризму (сенат и сейм), открыты границы Московского государства. Молодой царь посылал молодежь учиться за границу, планировал создать в Москве университет. Как свидетельствовали иностранцы, Россия в то время представляла собой наиболее демократическую и богатую страну в Европе», – писал историк Михаил Брайчевский. Но Лжедмитрий I не продержался долго у власти. Не была готова Московия к демократическим преобразованиям – не было предпосылок для революционного взрыва, поэтому молодой царь был свергнут и убит.
Сыграв выдающуюся роль в захвате власти Лжедмитрием I, казаки стали той милитаристской силой, без участия которой невозможно было решать вопросы войны и мира Восточной Европы. На этом фоне ярко выделяется короткая эпоха правления гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного, который родился возле города Самбор в Галичине и окончил знаменитую Острожскую академию. Сагайдачный был гетманом на протяжении восьми лет (1614–1622 гг.). Среди казаков он ввел порядок, иерархию и дисциплину и увеличил их число до 40 тысяч. За время его гетманства введен запрет на  употребление водки во время морских походов. Казачество превратилось в отдельное сословие, занявшее важное место среди населения. Сагайдачный стал олицетворением двух самых активных групп украинского гражданства – казачества и мещанско-духовной интеллигенции. В 1620 г. он вместе «со всем войском Запорожским» вступил в Киевское Богоявленское братство, будущий образовательный центр Киевской Коллегии – Академии, которая впоследствии (1632 г.) была основана митрополитом Петром Могилой. Именно благодаря энергии и стратегическому мышлению гетмана во времена Сагайдачного древняя столица Руси – Киев снова обретает статус культурного и политического центра Украины.

Сагайдачный провел основательную реформу казачества, которое он превратил в отряды регулярной армии, с железной дисциплиной во время боевых действий. Он прославился, в том числе, и морскими походами на Крым и Турцию, а в 1616 г. Взял Каффу (современная Феодосия), где дал волю рабам на крупнейшем рынке рабов в Северном Причерноморье. Неизвестно, бывал ли Сагайдачный в тех местах, где расположен современный Севастополь, но доподлинно известно, что про российских моряков (и их славу) никто тогда и не слышал, потому что их не было.

В 1618 году начинается поход на Москву польского королевича Владислава. Он был провозглашен царем Московии местными боярами, но затем к власти пришла династия Романовых, которая не хотела уступать власть. Историк Д. Дорошенко так описал эти события: «Когда королевич Владислав, отправившись небольшими силами снова добывать московскую корону, которая уже украшала голову молодого Михаила Романова, то оказался под Москвой в очень критическом положении, он понял, что спасти его может только немедленная помощь. Но среди вооруженных сил Речи Посполитой только казаки были способны сразу же начать поход. К ним поэтому и обратились».

С десятитысячным войском отправился гетман Сагайдачный на помощь королевичу. Поскольку поход Владислава складывался не очень удачно, гетман смог договориться с польскими властями о выгодных для украинцев условиях – таких, как увеличение казацкого реестра, обеспечение православной веры в Украине, признание судебной и административной автономии. Отправившись на войну, Сагайдачный получил военные городки и крепости (Ливны, Данков, Елец, Лебедянь и др.) и впоследствии подошел к Москве и начал подготовку к штурму. Шансов спастись у московитов было немного. Но каким-то чудом они смогли сохранить не только свою столицу, но и династию Романовых на троне, которая еще 300 лет пила кровь «народа-богоносца». Что же случилось?
«Выдвигаясь в поход на Москву ради Владислава, считавшегося у поляков русским царем, Сагайдачный, конечно, помышлял о соединении Киевской Руси с Московской», – утверждал ректор Киевского университета Михаил Максимович в XIX веке, подчиняясь власти Николая I Романова. То есть основная мысль историка: что Сагайдачный не разрушил Москву, потому что видел в московитах своих единоверцев-православных, с которыми он не хотел воевать.

«В 1620 г. гетман Сагайдачный присылал объявить государю (Московскому царю) свою службу, как он и все войско запорожское на государевых недругов ходят, крымские улусы громят», – добавляет известный российский историк В. Ключевский. Таким образом, можно констатировать, что отношение гетмана к московитам было спокойным, в его задачу входило спасение Владислава, а не карательный поход, хотя он мог бы и попробовать штурмовать Москву, потому что имел хорошо подготовленное многочисленное войско. Сагайдачный не стал этого делать, потому что был благородным и образованным человеком. Может, именно за свое милосердие к предкам россиян украинцы его назвали «опрометчивым», ведь московиты «отплатили» за такую щедрость уже через несколько десятков лет оккупацией украинских земель. Сейчас истину установить трудно.

После московских событий, украинские казаки под предводительством Сагайдачного успели разбить турецкое войско под Хотином (1621 г.). Тогда их мужество воспевали народные песни, где казаков сравнивали с 300 спартанцами, которые когда-то противостояли могущественному персидскому войску в Фермопилах. К сожалению, славный гетман получил в этой битве тяжелые ранения и в следующем году умер.
Сегодня мы видим, что установленный в 2008 году в Севастополе памятник Сагайдачному стал одной из жертв необъявленной войны, которая сейчас идет между Украиной и Россией. Интересно то, что вычеркнуть фигуру гетмана из истории Крыма пытаются именно потомки тех, кого он когда-то пожалел.

А что произойдет с севастопольскими памятниками российским флотоводцам, солдатам и офицерам, когда город вернется в состав Украины? Уверен, что все они останутся на своих местах, потому что война с памятью – это признак авторитарных и тоталитарных режимов, а не демократических стран.

Фигура Сагайдачного – это пример для потомков: народ, когда у него есть идея и вожаки- патриоты, может преодолеть все невзгоды и победить сильнейших врагов. Надо сегодня отечественным чиновникам брать примеры из истории и каждый день доказывать своим воодушевленным трудом, что именно они имеют право представлять Украину, что способны защищать ее свободу и независимость не хуже, чем это когда-то делал гетман Петр Конашевич Сагайдачный.